Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
Луна и еврейский народ
Категория: Исраэль

Статья из брошюры серии «Рош ходеш в еврейской библиотеке» издания «Джойнт»

З. Мешков

Десятью речениями сотворен мир. Иными словами, мир представляет собой речь Вс-вышнего, обращенную к человеку. Конечно же, к человеку — ведь он, единственный из всех сущих, создан по Образу и Подобию, а понять другого может только тот, кто подобен говорящему. Кто же еще может понять слово Творца?

Все, что окружает нас, все пространственное и временное, и, в конечном итоге, мы сами и события нашей жизни — это рассказ Творца о чем-то.

О чем? Речь — это не только прозвучавшее слово. Бывает язык жестов, язык движений, язык живописных и музыкальных образов.

Речью в широком смысле слова можно назвать все, что за более простым, ощутимым, слышимым или видимым скрывает мысль, — нечто абстрактное, удаленное от материального.

Понимание речи строится на ассоциативном восприятии и обобщении. Опускаясь в прошлое, человек призывает на помощь весь свой опыт, пытается воспользоваться известными ему образами и привести свои ощущения в соответствие с теми, которыми пользуется говорящий, и, наконец, обобщая, представляет себе духовный мир обращающегося к нему, его замыслы, желания и конечную цель. И тогда он говорит: «Я тебя понял,» — «соприкоснулся с твоей душой».

Речь Творца — это то, что обладает способностью через частное раскрывать общее и еще более общее, глядя на следствие, увидеть причину и причину причин, превращая весь мир в рассказ о сокровенном желании Того, Кто предшествует всему и вбирает в Себя все.

Все, что сотворено в материальном мире, является отображением духовных структур, которые, в свою очередь, каждая — на своем уровне, каждая — по-своему, выражают единую идею творения.

Подобно тому, как в языке за каждым словом закреплено достаточно строго определенное семантическое значение. Творец установил между материальными объектами и духовными сущностями взаимнооднозначное соответствие.

Каждый предмет является материальным выражением какого-либо элемента духовного мира: «Нет такой травинки, у которой не было бы ангела» (Мидраш Раба). Результатом этого является то, что все свойства души — крупицы духовных миров — и ее движения можно описать в образах материального мира. Замысел Творца, его развитие и этапы воплощения начертаны в структуре атомов и солнечной системы, в красках и звуках музыки.

Луна не является исключением. Она, как нарисованная картина, перемещается по небосводу и ведет рассказ о взаимоотношениях человека со Вс-вышним, об особенностях еврейского народа, о тайне еврейского царя.

Светила были сотворены в четвертый день. Они появились на небосводе совершенно одинаковыми, стояли друг против друга и освещали землю с двух сторон ровным светом. Отраженный свет луны нельзя было отличить от солнечного — настолько полным было отражение. «День» и «ночь» были понятиями условными. Но луна сказала: «Не может быть двух царей в одной короне» (Мидраш Берейшит Раба). «Если ты жалуешься — пойди и уменьши себя», — сказал ей Творец.

Луна стала меньше, а в утешение ей были приданы звезды. Луна начала менять свой облик и появляться на небе как яркоосвещенный диск или тонкий серп, а то и совсем скрываться на сутки и даже больше. Уменьшение луны произошло на четвертый день творения, а человек был сотворен в шестой день, в тот момент, когда луна повернулась к земле своей неосвещенной стороной.

Что все это означает? Как расшифровать этот язык образов?

Цель сотворения мира — давать благо. Вс-вышний совершенен и не нуждается ни в чем, и потому у Него не может быть другого желания, кроме как дать, наполнить счастьем. Но для того, чтобы давать, излучать потоки блага, нужно, чтобы кто-то мог получить, воспринять и ощутить себя счастливым. И Вс-вышний творит мир, который сам по себе представляет всевозможные формы желаний: брать, получать, стремиться к цельности и восполнять недостаток.

Завершением творения стал человек. Он обобщает все желания, которые только есть на свете. Желания человека никогда не могут быть удовлетворены, потому что для этого ему нужно было бы вобрать в себя весь мир.

С появлением желания «получать» достижение цели, заключающееся в том, чтобы сделать творение счастливым, не приблизилось, а, напротив, катастрофически отдалилось. То благо, которое Вс-вышний хотел дать, человек, жаждущий, страждущий и стремящийся проглотить весь мир, получить не в состоянии. Он ошибается, хватается за внешнее и упускает самое главное. То, что Вс-вышний хотел дать, — невыразимо. Моря и океаны, небеса и континенты пытаются рассказать о том благе, которое дает Творец, но не в силах этого сделать.

Единственное, что Вс-вышний хотел дать, — это понимание Себя (насколько это возможно). Раскрытие Своего Присутствия в мире — Его цель, и все существующее необходимо только для этого.

А человек, наделенный желанием получать, хватается за внешние формы и остается вечно неудовлетворенным.

Понять — значит приблизиться к сущности самого говорящего. Произнося «Да будет свет», Вс-вышний хотел, чтобы Его поняли.

Понимание достигается через подобие свойств постигающего и постигаемого. Но ведь основное свойство сотворенного — это стремление получать, а свойство Вс-вышнего — давать.

Тот, кто привык брать, поглощать, насыщаться, — никогда не поймет Творца, Вс-вышний не откроется ему. И он, несчастный, будет стремиться все к новым и новым приобретениям, не испытывая ни удовлетворения, ни счастья, потому что счастье — только в приближении к Источнику, из которого льется душа человека. К Нему истинное стремление и только в близости к Его Престолу — счастье.

Парадокс! Для того, чтобы воспринять благо, нужно желание получать, но именно оно и не дает возможности даже приблизиться к истинному благу.

Есть ли выход из этого положения, или мир обречен на вечное безрадостное существование и незнание Творца?

Греки не могли ответить на вопрос, может ли Вс-вышний создать камень, который Он Сам не сможет поднять. Тора, совмещающая несовместимое, разрешает все противоречия. Тот, кто откажется от своего природного желания брать, станет подобен Творцу, Который не нуждается ни в чем, и сможет приблизиться к Нему.

Но еще более высоким идеалом является не отказ от желания брать, а его преобразование в желание давать! Брать, чтобы давать!

Этот принцип, который на первый взгляд кажется абсурдным, проявляется во взаимоотношениях между людьми. Когда люди любят друг друга и один дает другому подарок, разве тот, кому предназначен этот подарок, откажется от него? И разве можно сказать, что сам подарок важен для него? Важно выражение любви, желания дать, а сам предмет не имеет значения. Если нам удалось понять это, то для нас перестанут быть загадкой образы луны и солнца и та история, которая рассказывает об их сотворении.

Солнце, щедро рассылающее свои лучи во все стороны, — образ желания давать, создавать и воплощать энергию своих лучей в самых разных формах, даруя радость бытия.

Луна в начале своего сотворения полностью отражала свет. Однако, несмотря на то, что земля была освещена постоянно и отличить отраженный свет от излучаемого было невозможно, такое состояние не соответствовало идеальному, соответствующему плану Вс-вышнего, миру. Если бы в этот момент был создан человек, он находился бы на большой духовной высоте, однако все же был бы далек от идеала. Ведь человек является микромиром. То, что в мире происходит на материальном уровне, отражается, как духовные принципы, в его душе, и то, что происходит в его душе, находит отражение в материальном мире, как новый свет или новые формы материи.

Полное отражение всего, что дает Вс-вышний, не позволяет установить с Ним отношения любви так же, как не будет любви, если тот, кому адресован подарок, отвергнет его (хотя в самом желании не получать подарок, быть независимым есть духовная высота и благородство). Нет, такое состояние материального мира не годится для сотворения человека, и Вс-вышний уменьшает луну и придает ей звезды.

Иной мир. Что он как образ, как речь Творца выражает собой?

Отражение света перестает быть абсолютным: оно то достигает большей силы, то уменьшается (по крайней мере, отраженный свет не всегда виден полностью, а иногда и совсем скрывается от глаз наблюдателя). Но самое главное — звезды. Они не являются осколками луны, у них свой, собственный свет, свет иного уровня, свет неотраженный. Их свет — свет небес, который в будущем проявится в полной своей силе.

Что такое небеса? Небеса на иврите — шамаим. Это совмещение двух противоположностей, сливающихся в единое целое: эш умаим — «огонь и вода».

Вода, текущая вниз, раскрывающая силу плодородия земли и вызывающая к жизни всевозможные формы бытия, является образом желания брать, принимать, получать, восполнять недостаток и поддерживать собственное существование.

Огонь, стремящийся ввысь, разрушающий все существующие формы, — образ отталкивания подарка, стремления не брать ничего, вплоть до самопожертвования, отказа от самого себя.

Есть уровень, на котором эти два желания сливаются в единое целое.

Небеса отражают состояние человека, когда он берет подарок от Творца, но не ради того, чтобы получить удовольствие или поддержать свое собственное существование, а только ради того, чтобы удовлетворить желание Творца давать, ради установления отношений любви с Ним. Совмещение огня и воды на уровне более низком, чем небеса, невозможно.

Когда Вс-вышний уменьшил луну, ослабив принцип полного отражения, нежелания получать подарок, Он раскрыл новые уровни и заставил светиться небеса.

Это означает, что в душе человека был заложен потенциал брать не для себя, а для другого, потенциал любви и потенциал, позволяющий пробудить любовь Творца к Своему творению.

Человек был сотворен в момент полного скрытия луны, когда светили только звезды, проливающие на землю свет еще более высокого уровня (по сравнению с луной).

Свет небес, загоревшийся ночными звездами, — раскрытие способности брать не для себя, а только для того, чтобы порадовать другого.

Мидраш рассказывает, что еврейский народ начался с того, что Вс-вышний поднял нашего праотца Авраама выше звезд. Теперь этот образ раскрывается легко.

Для Авраама, благодаря его заслугам, были раскрыты те духовные уровни, которые соответствуют отношениям со Вс-вышним по любви. Брать, но не для себя, — это непростое умение, соответствующее высочайшему уровню духовного совершенства, который можно описать как совмещение воды и огня. Оно (это умение) подбрасывает до звезд и выше звезд: «И будет твое потомство как звезды небесные».

Авраам приведет в мир души, соответствующие уровню небес. Они будут ходить, перемещаться среди людей, но свойства их будут неземными. Двенадцать созвездий соответствуют двенадцати внукам Авраама — двенадцати сыновьям Яакова.

Несмотря на то, что лунный свет является отраженным, а солнце — само источник излучения, луна относится к более высокой духовной сфере, чем солнце, ибо таит в себе потенциал, который никогда еще не раскрывался ни в душе человека, ни в окружающем мире. Он проявится только в будущем, с приходом еврейского царя Машиаха.

Сказано в Коэлет: «Нет нового под солнцем». Наши Мудрецы говорят: «Под солнцем нет нового, а над солнцем — есть». Задача человека — вырваться за пределы всех ограничений, встать выше солнца и раскрыть новый, невиданный до сих пор свет. Этот свет даже старое сделает новым, он позволит увидеть внутреннюю сущность вещей подобно тому, как инфракрасный свет и тепловые лучи дают возможность увидеть все живое, находящееся за стеной, а рентгеновские лучи — увидеть внутренние структуры.

Если раскроется иной свет, то не только на существующие формы можно будет взглянуть иначе, но возникнут и новые формы бытия (все формы жизни, окружающие нас сегодня, являются формами, которые принимает материя земли под воздействием солнечного света).

Достижение нового света, умение увидеть его — задача еврейского народа. С ней не может справиться никто другой. Только Тора, дарованная сыновьям Израиля на горе Синай, является инструментом раскрытия нового «несолнечного» света.

Луна ассоциируется с новизной и неограниченностью. Она называется ходеш — «новое», «обновленное».

Ее свет соответствует тайне всего еврейского народа (в отличие от созвездий, которые соответствуют частному выражению — коленам сынов Израиля).

Луна связана с еврейским царем, сердцем еврейского народа. Начало новой эпохи, рождение еврейского народа в Египте начинается с того, что раскрывается новый свет — свет луны, только что появившейся на небосводе.

Освящение месяца в день, когда луна после полного сокрытия вновь появилась на небосводе, — самая первая заповедь, данная еврейскому народу еще в то время, когда сыновья Израиля находились в Египте. Без этой заповеди, без того нового света, который раскрывается в момент ее исполнения, еврейский народ не может родиться и не может выйти из рабства. Но этот свет настолько загадочен, что даже Моше и Аарон не в состоянии были понять, как нужно освящать новый месяц и почему появление луны, после ее полного исчезновения, раскрывает в мире уровень святости и почему о ее появлении необходимо сообщать: не просто провозглашая начало месяца, а объявляя о его святости.

По закону о начале нового месяца Санэдрин (Верховный Суд) должен был объявить, используя слово мекудаш. Если это слово не было произнесено до конца дня — новый месяц не начинался в этот день, а наступал на следующий день без дополнительных объявлений о его начале и святости.

«Святой» в Торе имеет значение «отделенный от мира», «нематериальный». Моше и Аарон не могли понять, какой же новый свет раскрывает луна. Ведь ее свет — это отраженный свет солнца, и появление тончайшего серпа в начале месяца является новым только в наших глазах, а поверхность луны, обращенная к солнцу, всегда освещается ровным светом.

Сам Вс-вышний показал Моше и Аарону, как освящать новый месяц. Он раскрыл для них спрятанный свет, чтобы они могли передать истинный смысл этой заповеди всем поколениям, вплоть до прихода Машиаха, когда раскроется вместе с сущностью еврейского народа новый, спрятанный до тех пор, свет, хранимый Вс-вышним и раскрытый на одно мгновение для Моше и Аарона в момент рождения новой луны.

Да, действительно, только на мгновение приоткрыл Вс-вышний свет, который польется в момент окончательного исправления мира, тот свет, который по своему уровню выше свечения звезд и связан с еврейским царем и раскрытием сущности еврейского народа.

Для того, чтобы нам понять его природу, нужно вернуться к рассмотрению цели творения. Мы остановились на уровне звездного света, соответствующего свету небес, который олицетворяет желание брать только для того, чтобы доставлять удовольствие другому — тому, кто дает.

Но и на этом уровне нет окончательной завершенности, достижения цели. Есть уровни, которые выше небес, выше звезд.

Цель достигается тогда, когда тот, кто раньше мог только получать и доставлять удовольствие другому только тем, что брал его подарок, вдруг обнаруживает, что он как творение таит в себе силы Сотворившего его, что ему дано быть источником света.

Луне дано быть таким же, как солнце, источником света. В Торе в момент сотворения луна названа маор — «источник света«. Этот свет раскроется в тот момент, когда Вс-вышний даст человеку творить новое — раскрывать самому новые формы материи и воскрешать мертвых. Он будет во всем подобен Творцу, в том числе и в том, что он сможет творить принципиально новое.

Прийти к этому можно только через соблюдение заповедей Торы и постижение ее тайн.

Человек становится царем, но при этом он не нарушает Воли Вс-вышнего. Напротив, каждое мгновение он все более полно раскрывает ее, находя все новые и новые формы ее выражения. Так, о царе Шломо говорится, что Вс-вышний посадил его на Свой Престол и отдал ему в управление весь мир. Но это произошло потому, что царь Шломо просил у Вс-вышнего «сердце, которое слышит», и пришел к такому состоянию, когда желания его сердца являются ни чем иным, как воспринятыми глубинами самой души желаниями Творца.

admin @ 11:59

Нет комментариев на запись.

Оставить комментарий

(обязательно)

(обязательно)


Instruction for comments :

You can use these tags:
XHTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



RSS Feed for comments | TrackBack URI

 
Яндекс.Метрика