Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
БО »
«
ВАЭРА. (Шмот , 6,2 — 9,35)

Единый говорит с Моше, открывая ему новые Свои свойства. И заговорил Бог с Моше и сказал ему: Я — Единый. Ранее Я проявлялся Аврааму, Ицхаку и Яакову как Бог Всесильный (в оригинале Эль Шаддай), но Именем Моим «Единый» Я им не был известен. Но также Я установил Свой договор с ними, даровав им землю Ханаана, страну их проживания, в которой они (до того времени) были жильцами. И также Я услышал стон сынов Израиля, которых порабощает Египет, и вспомнил Свой договор. Поэтому скажи сынам Израиля: Я — Единый,, и выведу вас из-под гнёта Египта, и избавлю вас от работы на них, и спасу вас рукой простёртой и великими деяниями суда.

Родословная первых трёх родов (колен) Израиля: Реувен, Шимъон, Леви; особо выписана родословная Моше, Аарона и их двоюродного брата Кораха.

Аарону назначено помогать Моше общаться с фараоном. Единый говорит, что он ожесточит сердце фараона, и тот не послушает их; за это Единый накажет египтян, и исход евреев будет сопровождаться великими знамениями.

Аарон превращает свой жезл в змея перед лицом фараона. Мудрецы фараона делают то же со своими жезлами, но жезл Аарона проглатывает жезлы египетских магов.

Семь первых казней, насланных на Египет: Кровь, Лягушки, Вши, «Смесь», Мор (скота), Язвы, Град. Каждый раз фараон укрепляется в своей жестокости и не желает выпускать евреев; во время седьмой казни (Град) он готов их отпустить, но берёт свои слова обратно после прекращения града.

И заговорил Бог с Моше и сказал ему: Я — Единый. Ранее Я проявлялся Аврааму, Ицхаку и Яакову как Бог Всесильный, но Именем Моим «Единый» Я им не был известен (6,2-3).

Разве Авраам не знал четырехбуквенного слова, которое переводится «Тот, Кто пребудет вечно» — того имени, которое мы здесь переводим «Единый»? Нет, конечно, он это Имя знал: и сказал (Бог Аврааму): Я — Единый, который вывел тебя из Ура халдейского, чтобы дать тебе эту землю в наследство. И сказал (Авраам в ответ): Господи Единый! Что уверит меня, что я унаследую её? (Берешит 15,7-8 ). О чём же здесь идёт речь? Что вообще такое «Имя Бога»?

Мы знаем, что Бога полностью «узнать» невозможно: узнавание есть функция времени, а Он — вне времени. Но, создавая нас, Единый дал нам возможность действовать словами, оперировать категорией языка: познавать, не узнавая. Мы говорим «война», и даже тот, кто не нюхал пороха и не проливал своей и чужой крови, знает, о чём речь. Мы говорим «любовь», и сразу выделяем то непостижимое, общее свойство, которое объединяет пристрастие Мишки Слонова к пирожным, влечение Ромео Монтекки к Джульетте и стремление Авраама к Богу.

Тогда, когда Авраам видел Единого во всех проявлениях бытия; тогда, когда рядом с ним разыгралась трагедия Содома и Гоморры; тогда, когда с ним был заключён вечный, на все времена, союз — какие свойства Бога проявлялись? Бог — Властелин мира; Бог — справедливый судья; Бог — личный Ведущий каждого человека; Бог — создатель проекта «еврейский народ»… И вот Бог говорит, что все эти свойства проявляются в одном Его имени: Эль Шаддай, Бог Всесильный.  Неужели есть ещё какое-то свойство Бога, которое должно впервые проявиться на глазах Моше, которое сокрыто в четырехбуквенном Имени?

Да! Впервые Бог проявляет Себя нелинейно. Впервые Он не только показывает Себя властелином времени, но и перекраивает ткань вечности, показывая переход из одного времени в другое. Целому народу предстоит метаморфоза временнóго характера. Каббала учит, что Исход из Египта — не простое путешествие через границу. Еврейский народ пересекает саму структуру пространства-времени, и гора Хорев, у которой с неба спускается Закон — не простая гора, а артефакт, существующий вне обычных временных измерений. Этим объясняются и некоторые хронологические странности, присутствующие в Торе: время начинает течь нелинейно. И то, что Бог — не «только» повелитель одного временнóго потока, то, что Ему подвластно любое пространство и любое время — это свойство и отображается четырьмя буквами «Йуд, Хей, Вав и снова Хей».

Царство фараона, мир, где властвуют соображения политики, экономики и стратегии, кажется вечным. Но в одно мгновение каждый из нас может оказаться в мире, где все эти вещи не имеют значения, где царствует Закон Слова, Закон Буквы. И, пройдя через гору Хорев, мы приобретаем новые свойства, которые помогут нам преобразовать царство фараона по-своему ради тех целей, которые укажет нам Единый.

Так ведь и Ханаан в эпоху Моше был подвластен фараону: об этом нам говорят документы, найденные в Эль-Амарне. При этом, когда евреи подошли к границам Ханаана, им уже не угрожали войска фараона: это был уже пройденный этап.

В любой момент — сегодня, завтра — Бог может прорвать границы времени для тех, кто ищут истину за пределами обыденного, для тех, кто верят в Его абсолютную силу и доброту. И мы, оказавшись вновь у горы Хорев, вновь и по-новому услышим Его голос. Так было с пророком Элиягу (Мелахим-Алеф /3-я Книга Царств/, 19,8-18). Не мы ли на очереди сегодня, в это необычное, переломное время на границе дней?

Примечание: А что же, собственно, значит имя Бога Эль Шаддай? И, если на то пошло, что означает Четырёхбуквенное Имя Бога? Ка всегда с именами надмирного значения (а на самом деле — со всеми словами вообще!), вопрос о том, что же такое «правильное значение», далеко неоднозначен.

У многих слов есть «раскладка» в аббревиатуру, которую можно считать мнемоническим правилом — или дополнительным толкованием, объясняющим скрытые, каббалистические свойства слова.

Само Четырёхбуквенное Имя Бога «Йуд, hей, Вав и еще раз hей» раскладывается в аббревиатуру «Йесод hа-йесодот Ва-амуд hа-хохмот» («Основа Основ и Столп Всякой Мудрости»): этими словами начинается фундаментальный труд РАМБАМа «Мишне Тора». Такая расшифровка открывает ещё одно из свойств, к которому относится это Имя — в этом смысле она «правильная», «верная», — но она не является «основным» значением его. То же самое можно сказать о расшифровке «Шаддай» как «Шомер Далтот Йисраэль» — «Страж Дверей Израиля». Эта расшифровка, кстати, и является причиной того, что на мезузах (коробочках со священным текстом, укрепляемых на косяках дверей) пишут «Шаддай» или просто букву «Шин».

К слову: русская буква «Ш» совпадает с «Шин» по очертаниям неслучайно: в греческом языке «ш» отсутствует, и Кирилл с Мефодием заимствовали эту букву для своего славянского алфавита прямо из иврита/.

Каково же «основное» значение Имени «Шаддай»? Считается, что, если Четырехбуквенное Имя происходит от корня «быть, существовать», то «Шаддай» происходит от корня Ш-Д-Д «быть могучим, преодолевать», и означает «Всемогущий, Всесильный». Да, слово шод «грабёж» происходит от того же корня — в значении «одолеть, превозмочь». Это значение я бы назвал «основным».

Существует и версия (её приводит Э.Клейн в своем Этимологическом словаре иврита), по которой «Шаддай» означает «питающий всё живое» и связано со словом шад «(материнская) грудь».

Иносказательное толкование наших мудрецов — «ше-(д)дай»: «Тот, (Который обеспечивает) всё необходимое».

Каббала, в частности, рассматривает различные взаимоотношения между Именами Единого и их различными функциями (разные Имена — «описания» различных проявлений Единого в мире), и выводит свойства Имен (как и всех слов иврита!) из свойств букв, их составляющих. Так, Имя «Шаддай» неотделимо от конкретных свойств букв «Шин», «Далет» и «Йуд», и связано с порядком, в котором они появляются в нём. Некоторые моменты проясняются (для каббалиста, конечно: в противном случае надо сказать «запутываются от обилия информации»!) и от подсчёта т.н. гиматрии, численного значения имени (этот метод часто профанируется людьми, к Каббале отношения не имеющими). Гиматрия имени «Эль-Шаддай» — 345 (то же, что и гиматрия имени Моше и гиматрия слова Ха-Шем «Бог, /Святое/ Имя»).

Остаётся добавить, что Имя «Шаддай» встречается и в нееврейском источнике — в надписи на стене древнего мидйанского (?) храма в Дейр-Алла (раскопан в 1967 г.), описывающей видения пророка Билъама, сына Беора (он упоминается и в Торе). Не исключено, что в этой надписи (она не полностью ясна) имя «Шаддай» стоит во МНОЖЕСТВЕННОМ числе: «шаддайин», и описывает свойства группы богов («Всесильные»), с которыми якобы общался Билъам. Впрочем, надпись сделана ПОСЛЕ эпохи Билъама и может упрощенно рассказывать о том, что он видел: у нас есть основания предполагать, что сам Билъам был монотеистом…

* * *

Странную вещь совершает Единый: с одной стороны, Он снова и снова ожесточает сердце фараона, с другой стороны — снова и снова наказывает его за это жестокосердие. Разве так честно?

Посмотрим с другой стороны. От кого мы знаем, что Единый ожесточит сердце фараона? От Моше. Ему это Бог сообщает заранее. А если бы Он просто сказал Моше: «фараон будет жестоким, он будет сопротивляться, а Я его накажу»? Ведь Моше — пророк, это — как бы предсказание будущего! Что ж, в таком случае мы тоже нашли бы, к чему придраться: как же, Господи, свобода выбора, если Ты заранее решил, что фараон будет жестоким?

Единый — Автор той Книги, герои которой — мы с вами, Моше, фараон и все, кого мы можем себе представить. Когда мы думаем, это Он думает за нас (сказано: «создающий вместе мысли их всех» — Псалом 33, стих 15). При этом свобода выбора всё равно остается — ведь каждый из нас и есть та часть мысли Единого, которою Он нас придумал: так царь Давид просит Бога «всегда храни это [чистоту помыслов], когда Ты производишь мысли Своего народа, и настраивай сердце их [евреев] к Тебе» (1-я кн. Диврей ха-Ямим /Паралипоменон/, гл. 29, ст. 18 ).

Разве герои, скажем, «Властелина Колец» Толкина не обладали свободой выбора? Ведь вся эта книга, в большой степени, именно о свободе выбора. Выбор Бильбо, Фродо, Боромира, Галадриэли, Сэма… Голлума.

Как же тогда уладить противоречие, связанное с тем, что где-то в Англии жил писатель Толкин и всё решал за них?

На Страшном Суде Голлум предстанет наравне с нами. Сможет ли он сказать: «я не виноват, это Толкин решал за меня»?

Нет. За себя делал выбор сам Голлум. А Толкин, сочиняя Голлума, был Голлумом, когда он делал выбор. А Единый, Благословен Он, когда сочинял Толкина и Голлума, как бы был и тем, и другим, и безмерно бóльшим.

Можно рассмотреть этот вопрос и с другой стороны. Зная всё в Своем вне-временнóм состоянии, Единый, говоря с человеком-пророком, должен дать шанс и фараону. Он не скажет «фараон поступит так». Он скажет: «я настрою сердце фараона поступить так».

Позвольте, а не одно ли и то же?

Нет. Как часто в нашем сердце возникают мысли, о которых мы потом сожалеем! Мы говорим, что это «бес попутал» — но до чего же эти мысли свойственны не какому-то бесу, а теневым сторонам нашего собственного характера! Такие мысли — урок, испытание, которому нас подвергает Единый. Пройдя испытание успешно, мы становимся чище, можем перейти на другую ступень нашего развития. Если же мы поддаемся этим мыслям — не Единый (и уж точно не «попутавший бес») повинен в этом, но мы сами.

Ожесточил Господь сердце фараона — и ничего удивительного в этом не было: ведь фараон (без всякого «ожесточения» повелевший прекратить евреем поставку стройматериалов и увеличить норму производства кирпичей) и так был жестоким. Но фараон, рассудив, мог выбрать — идти ли ему вслед за своим жестоким сердцем, или избрать путь милосердия.

Пророк Амос говорит: «ненавидьте зло; любите добро; и выставляйте суд на воротах; тогда, может быть, смилостивится Единый». Что такое «суд на воротах»? Зло и добро присутствуют в нашей душе как два полюса одной магнитной системы. Добрые и злые мысли проникают (из подсознания, из мира идей, из космоса — неважно) в «ворота» нашего сознания, туда, где осуществляется Свобода Выбора. На этих воротах должен стоять «суд»: наш внутренний суд, который отбрасывал бы неизбежные злые мысли, а пропускал бы добрые. Этакий вратарь, или демон Максвелла по Стругацким. Ожесточил Единый наше сердце? Много у нас сегодня злых мыслей? Пусть Суд-на-Воротах поработает, пусть не пропустит ни одной из них! Это — проверка на прочность!

В еврейской терминологии воплощение воли Бога, связанное с проверкой творения на прочность, называется «Сатан», Ангел-Прокурор (отсюда и «попутал бес»…). Но во времена Моше, когда светлячок веры в Единого Творца Всего еле теплился среди тысяч языческих культов, Бог не захотел сказать «Сатан по моей просьбе ужесточит сердце фараона»: вдруг Моше воспримет Сатана как бога, пусть подвластного Единому? И Бог говорит единственно правильную вещь в этом контексте: «Я ОЖЕСТОЧУ». Не сам фараон, не Ангел-Обвинитель — Я, Бог.

Фараон не выставил «суд на воротах»: его внутренний вратарь пропустил злые мысли, и испытание было им провалено. Тем самым открылся путь для другого испытания — великого испытания евреев: перед ними открылся долгий, долгий путь на Землю Обетованную.

* * *

На первый взгляд неясно, почему Десять Казней Египетских — наказание, которое мы привыкли воспринимать как единое целое — разделено между двумя главами: 7 первых даются в главе «Ваэра», а 3 последних — в следующей главе «Бо». Но, с другой стороны, вообще неясно, почему Единый наслал на Египет именно такие казни, а не какие-то другие; и почему их именно десять, а не семь или семнадцать. Граница между главами «Ваэра» и «Бо», делящая казни на семь и три, как раз поможет нам разобраться, что к чему.

Для начала давайте уверуем, что египтяне действительно заслужили эти казни. Единый ничего не делает зря, и спасение евреев «великими знамениями» было не простым покровительством племенного бога «своему» племени. Это уникальное событие послужило точкой отсчёта для первой этической системе в истории человечества, основанной на понимании единого начала Вселенной. Освобождение из-под неправедного гнёта рабства должно было впечататься — и впечаталось! — в память поколений. Что же касается пострадавших невинных и нестрадавших виновных — мы верим, что Единый ведёт отсчёт всем страданиям и наградам, всем ошибкам и заслугам всех разумных существ в мире. Кому знать их и управлять ими, как не Единому Началу Всего Сущего, «Создающему вместе мысли их всех»?

Потрясение, которое должно было постигнуть Египет, обязано, таким образом, быть глобальным и простираться по всем уровням мироздания. А уровней этих как раз семь.

Семиуровневое строение бытия впервые в письменном виде встречается в Талмуде (трактат «Хагига», гл. 2), и относится к мудрости Каббалы. От первого уровня — материального, — и до седьмого — уровня прямой связи с Богом — эта семиэтажная структура присутствует в любом сотворённом объекте: в самом мире, в любом обществе и просто в человеческом теле (семь уровневых центров нервно-энергетической системы человека и есть то, что в индийской традиции называется «чакры»). Здесь не место для подробного описания этой системы в целом; отметим лишь, что уровни симметричны относительно четвёртого, центрального: первый уровень — материальный — ближе всего по строению к седьмому, духовному; второй, чувственный, к шестому, структурному; третий, регулирующий, — к пятому, управляющему; четвёртый же уникален — в человеческом организме это уровень сердца.

Рассмотрим первые семь казней, те самые, которые мы встречаем в нынешней главе:

  1. Кровь. Безвредное, но неприятное событие, происходящее на поверхности земли (Нил) — соответствует 1-му уровню бытия.
  2. Лягушки. Вызывают чувство брезгливости (соответствует 2-му уровню).
  3. Вши. Нарушение человеческой жизнедеятельности — соответствует 3-му (регуляция).
  4. (Вот с этим подождём!)
  5. Мор. Гибель животных — нарушение распорядка жизни: соответствует 5-му уровню (управление).
  6. Язвы. Нарушение структуры (внешнего вида человека). Соответствует 6-му уровню.
  7. Град. Губительное, но несмертельное событие, идущее с неба — соответствует 7-му уровню.

Присмотревшись, каждый может обнаружить симметрию в этих казнях. Без пары остаётся, как и ожидалось, четвёртая казнь: аров — «смесь». Как только не переводили и не толковали это слово, которое было, очевидно, понятно вышедшим из Египта без объяснений! «Звери, змеи и скорпионы» (РаШИ); «атака различных хищников вместе, например, львов, волков, медведей и леопардов» (Ибн-Эзра); «ночные волки» (РаШБаМ); «пустынные звери» (РаШаР). Каббалистическое толкование этого слова — от корня ЪРБ «смешивать» (отсюда эрев «вечер; стадия смешения в Дне Творения» — см. комментарий к главе «Берешит»): смешение, потеря пропорций. Некоторые трактуют аров как «массовые галлюцинации». Так или иначе, четвёртая казнь смещает чувство реальности, и отделяет три сравнительно безобидных казни от трёх действительно губительных. Эта казнь соответствует 4-му уровню бытия — уровню сердца.

После этих семи казней что-то сдвинулось в монолитном сознании фараона, и каждая из трёх последних казней из главы «Бо» — Саранча, Тьма, Поражение Первенцев — сопровождается желанием фараона отпустить евреев… но желанием частичным, неполным. Три последних казни соответствуют уже не семи уровням бытия, а трём первоосновам, на которых стоит мир (их перечисляет р. Шимъон бен Гамлиэль в трактате Авот 1,18): Гармонии (Саранча), Истине (Тьма) и Правосудию (Поражение Первенцев). Заходя за пределы мироздания, десять казней являют собой завершённую систему, из которой рождается свобода для Израиля — и возможность получения Торы, которая должна вести к духовному подъёму всех людей: и бывших рабов, и бывших их хозяев.

Шаббат шалом! Эли Бар-Яалом («Хатуль»)

admin @ 10:13

Извините, комментирование закрыто

Яндекс.Метрика