Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
По главе ХУККАТ (Бам.19,1 — 22,1)

Почему «Красная корова»?
Эли Бар Яалом
1. Загадка красной коровы
И говорил Единый Моше и Аарону так: вот закон Учения (хуккат ха-тора), о котором повелел Единый, говоря… (19,1). Мы знаем, что Тора не бросает слов на ветер. Если в начале главы «Беhар» сказано, что она дана «на горе Синай», то в этих словах надо искать особый смысл: действительно, оказалось, что пять заповедей той главы соответствуют двум пятёркам Десяти Заповедей и образуют как бы третью скрижаль — законы о земле.

А разве все остальные главы не являются хуккат ха-тора, законами Учения?
Зачем предварять её таким странным вступлением?
И что за заповедь даётся под этим соусом?
Прочтём:
И говорил Единый Моше и Аарону так: вот закон Учения, о котором повелел Единый, говоря: скажи сынам Израиля, чтобы взяли тебе красную корову, совершенную, в которой нет изъяна, которая не была под ярмом. И переда-дите её Эльазару, коэну… (19,1-3).

Речь идёт об особом способе очищения человека, чтобы тот мог войти в Храм. Коне-чно, это очень важно: прикасающийся к мёртвому, к всякой душе человеческой — будет тамэ (непригоден к храмовой работе) семь дней.
Он будет очищаться пеплом красной коровы на третий день, и в седьмой день станет таhор (пригодным к работе).
Если не очистится пеплом на третий день, он не станет таhор на седьмой (11-12).
В Торе много повелений, связанных с ритуальной чистотой; зачем же это особое вве-дение?
И вообще, зачем нужна красная корова? От какой «нечистоты» она спасает?
И как нам добыть такую корову в наши дни, чтобы возобновить службу в Храме?
2. Намёки
Обратим внимание, что, кроме истории с коровой, в этой главе много необычных ве-щей.
В главе «Ки тиса» евреи были сурово наказаны за то, что соору-дили золотого тельца — а здесь Единый Сам повелевает Моше соорудить медного змия!
В главе «Бешаллах» Бог велел Моше ударить по скале, чтобы та дала воду — а здесь, когда Моше делает то же самое (вместо того, чтобы говорить со скалой, как велел Бог), за та-кую малую провинность сурово наказывает Моше, лишив его права войти в Землю Обето-ванную.
Как можно соразмерить такой поступок с таким тяжёлым наказанием?
Да и предпосылки для «ошибки» у Моше были: Единый, как нарочно (а, может, и нарочно?), приказывает ему взять с собой посох к скале. Вот весь текст повеления:
(8) Возьми посох и созови общину, ты и Аарон, брат твой, и скажите скале пред глазами их, чтоб дала она из себя воду: и извлечешь ты для них воду из скалы, и напоишь общину и скот их. (Бем.20,8).

Ещё в этой главе (казалось бы) кстати и некстати приводятся тексты народных пе-сен. Вот евреи располагаются у реки Арнон, и сразу же приводится цитата (почти непереводи-мая, явно на каком-то диалекте) об «опоре в бурю и о реках Арнон» (21,14).
Вот появляется какой-то колодец, где по слову Единого была найдена вода (это — не то место, где Моше ударил по скале!), и сразу же приводится песня о колодце:
«поднимайся, колодец! Подпевайте ему! Колодец, выкопанный вельмо-жами, прорыли его богатые (щедрые) из народа — своими судейскими жезлами, своими тростями!» (17-18).
Дальше идёт рассказ о том, что евреи завоевали аморейскую территорию царя Сихо-на и его столицу, город Хешбон: но тут же объясняется, что сами амореи — не исконные жи-тели, и завоевали эту землю у моавитян. А иллюстрируется этот рассказ опять-таки наро-дной песней о том, старинном, завоевании страны амореями, жившими раньше только в городе Хешбоне:
«идите в Хешбон, он будет отстроен, будет укреплён город Сихона! Ибо огонь вышел из Хешбона, пламя из города Сихона, пожгло города Моава, идолов алтарей Арнона. Горе тебе, Моав! Погиб ты, народ (бога) Кемоша! Допустил он (бог Кемош), чтобы его сыны стали беженцами, дочери — пленницами царя аморейского, Сихона! А мы (?) сбросили их — пал Хешбон до (города) Дайбона, и разруха (??) до Нофаха, который около Мейдевы» (27-30).

Тексты песен встречаются в Торе довольно редко, и нигде — в такой концентрации, как здесь; тем более, что Имя Единого ни разу в них не упоминается.
Намёки? На что?
3. От чего очищает красная корова
Соприкосновение с телом умершего приводит к временной потере жизненной энер-гии, и, следовательно, к состоянию «тамэ» — духовной нечистоты.
Но глава сообщает нам нечто новое:
Всякий, соприкасающийся с мёртвым, с душой того человека, который умрёт, и не очистится — оскверняет Мишкан Единого, и да будет отделена та душа от Израиля (19,13).
На первый взгляд, слова «с душой человека, который умрёт» означают то же, что и «с мёртвым»:
Нефеш — «телесная» душа, то, что оживляет тело и связывает его с – нешамá и часто употребляется просто в значении «человек»;
Слово ямут — «умрёт» можно понять и как «умрёт прежде, чем к нему прикоснутся».

Эта необычная формулировка намекает нам на другое. РаШаР Гирш скрупулёзно анализирует текст и доказывает, что настоящее значение этих слов — не «человек, который умер», а «всякий человек, которому суждено умереть», «смертный».
Можем из этого заключить, что не только прикоснувшийся к умершему, а всякий, кто прикоснется к смертной плоти, не может войти в храм. Не только к тому, что уже мерт-во, а вообще ко всему, что может умереть.
Этот момент будет ключевым для нашего понимания обряда красной коровы.
Как это возможно? Человек сам состоит из плоти, которая смертна. Как чело-век может не прикасаться к самому себе?
Сейчас мы с легкостью ответим: «но ведь, кроме плоти, есть еще и душа: человек со-стоит и из плоти, и из души. Он должен оторваться от своей плоти и дать душе достичь вы-сшего состояния — тогда он сможет войти в храм».
И будем совершенно неправы. От этой философии египетских жрецов, от противопо-ставления тела душе и вывели нас Моше с Аароном, за что мы им благодарны.
Египтяне знали многое про нематериальные слои человеческого существа. Были им знакомы и «нешама» (егип. х’у), и «нефеш» (егип. ка), и «руах» (егип. ба) — незримые составля-ющие того, что по-русски называют душой. Египетская культура была весьма продвинута с духовной, философской и метафизической точки зрения.
Они были достаточно мудры, чтобы разъединить в своих представлениях душу и те-ло… и недостаточно добры, чтобы объединить их снова.

Служить Единому, когда ты — невоплощенный дух, когда тебя не сковывают рамки материального мира — просто. (Я не говорю «попробуйте» — всему свое время).
Но есть работа, которую совершать можно только в воплощенном состоянии: свя-щенная работа, связанная со Свободой Выбора. Как мы уже неоднократно говорили, это – ос-новной элемент человеческого служения Единому, и еврейский народ был создан как про-водник Свободы Выбора: ам hа-Бхира (народ Выбора), служащий в бейт ha-Бхира (доме выбора — Храме).
Священная работа в нашем мире
Вхождение в Храм — преображение неразрывного союза души и тела, который и назы-вается «человек».
В момент службы в Храме тело тоже не должно быть «смертным»: оно переходит из потока времени, где живут смертные люди, в Нецах — Вечность.
Для достижения такого возвышенного состояния был дан нашим предкам ритуал красной коровы.
А как быть нам?
Для того, чтобы дать ответ на этот вопрос, необходимо понять, что означает «крас-ная».
4. Не красна изба углами…
В русском языке всё понятно: ничего особо «красного» в Красной площади не было, название означает просто «красивая площадь». «Красная девица» — не индианка и не комму-нист-ка, а просто красивая.
А в иврите?
Мой возлюбленный чист и красен (адом), он — более славен, чем десять тысяч (Песнь Песней 5,10). О царе Давиде сказано: а он — красноволосый (адмони) с прекрасными глазами, и хорош на вид (Шмуэль-алеф /1-я Царств/ 16,12).
Мы можем понять, что красный цвет действительно ассоциируется с физической кра-сотой, с красотой материи.
Тройка, семёрка, туз
Стоп! Самое время вспомнить об одной из наших основных троек (о которых см. «Тройка, семёрка, туз»): дух, материя, энергия.
Вот цвета, которые в нашей метафизике ассоциируются с этими началами:

дух — синий
материя — красный
энергия — жёлтый
Если совершенство материи ассоциируется с красным цветом, логично проверить, с чем ассоциируется совершенство духа и энергии.
Касательно духа мы сразу вспоминаем окончание главы «Шлах-леха»: и пусть сде-лают на этой кисточке, что на краю, голубую нить. …И, увидев её, будете помнить о всех заповедях Единого (15,37-39).
Голубая нить — символ духовного совершенства. Этот образ, как и красный цвет для материального совершенства, существует не только в еврейской системе:
Цвет небесный, синий цвет
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал
Синеву иных начал.
(Н. Бараташвили; перевод с грузинского — Б.Пастернак).
А энергия?
С тем, что в метафизике называется этим словом (оз), мы сталкиваемся обычно в двух обличиях: свет — и… деньги (эквивалент энергии в человеческих взаимоотношениях).
Что — эталон света? Солнце.
Что — эталон денег? Золото.
И то, и другое — жёлтые.

Суммируем: эталон энергии — жёлтый, эталон духа — синий, эталон материи – крас-ный.
А что такое эталон материи?
Это прекрасная, эстетически совершенная материя. Это — красота.

В главе «Ноах» три первоосновы предстают в виде трёх сыновей Ноаха — трёх сторон человеческой цивилизации.
Духу соответствует Шем — этика. Энергии — Хам, энергетика. Материи — Яфет, эстети-ка.
С Яфетом связано всё, что мы традиционно относим к греко-римской культуре: красота материальная, возведённая до культа, мир искусства (обратим внимание: вот это слово — ис-кусство — и прозвучало).
Кто в еврейской традиции считался наследником Яфета? Рим.
Как называли мудрецы Талмуда Рим? Эдом, что созвучно с адом «красный».
Вот и ещё одна ниточка, связывающая понятия «красный» и «эстетичный» в еврей-стве.
5. Что делали с коровой?
Ритуал — в том виде, в котором он приведён в нашей главе — может показаться совер-шенно непонятным современному человеку, потому что современный человек полностью вы-ключен из того образа жизни, который был естественным для еврея пустыни.
Итак, берется корова. Красная корова (полностью красная). Она должна была вырасти (мудрецы называют цифру: три года), не зная ярма, не совершая никакой работы. И тогда коэн должен вывести её за пределы становища, зарезать… и сжечь.
Человек — часть природы. Он — управляющий природой именем Единого (см.Бер.1,28). Травоядные животные завершают свою жизнь в качестве пищи. Лесные — хищникам, домаш-ние — человеку.
Мясо — источник живой энергии, и корова, заканчивающая жизненный цикл на столе, как бы участвует в добрых делах всех людей, которые ее едят. Это может звучать странно, но так воспринимали функцию рогатого скота наши предки.
Ещё у коровы есть возможность стать жертвенным животным. Это — тоже своего рода достижение. Более того: возгоняется энергия не только самой коровы, а и тех людей, кото-рые растили ее, ухаживали за ней, кормили ее.
И вот — высшая степень: красная корова (то есть совершенная с материальной точки зрения, эстетически совершенная), выращенная с целью стать Очищающей Коровой. Она — носитель энергии заботы, ухода, кормления.
Пастухи, лекари — все отдали ей свои силы. И теперь ее сжигают полностью. (Не надо слишком жалеть корову — не попадайте в ловушку антропоморфизма!). Плоть коровы исчезает полностью, не насытив никого, не принеся никакой практической пользы — только метафизиче-скую.
С чем мы можем сравнить этот образ?
Пожалуй, со скульптурой, с живописью: с искусством. Не с прикладным искусством (украшенная чашка, окно с наличниками), а с «чистым», которое в музеях. Никакой практичес-кой пользы — только эстетическая.
Итак, корову зарезали и сожгли. В огонь, в котором сжигается тело коровы, бросается нить, взятая от гусеницы-шелкопряда, древесина, взятая из кедра, и мох. Те же три состаляю-щих (нить шелкопряда, кедр, мох) использовались в обряде двух птиц для очищения про-кажённого в главе «Мецора».
Пепел смешивается с чистой водой из источника. Живое, потерявшее свою материаль-ность, смешивается с неживым, но питающим все живое.
Получается «Вода Очищения». От всякого столкновения со смертью (а, согласно комментариям, и со смертностью вообще) надо очиститься этой водой, прежде, чем войти в Храм Единого.
6. Разгадка тайны коровы
Что же такое для нас, для нашей реальности, красная корова?
Первый и очевидный — слишком очевидный! — вариант ответа: конечно же, красная корова и только она! Как было, так и будет во веки веков!
Но — нужна ли именно корова?
Ритуал, описанный в нашей главе, описан в реалиях пустыни; а реалии меняются! Например: когда евреи пришли в Ханаан и построили постоянный Храм, вместо описанного здесь правила «сжигают вне СТАНОВИЩА» стали сжигать корову вне ИЕРУСАЛИМА.
Абзацем ниже дается правило о человеке, который умирает в ШАТРЕ. Когда евреи стали строить дома в Ханаане, тот же закон стал распространяться на смерть в ДОМЕ.
Текст Торы не изменился, но исполнять его стали иначе, в соответствии с изменив-шейся ситуацией!
Речь идёт не о том, чтобы, подобно «евреям-реформистам», заставить еврейский за-кон шагать «в ногу со временем»: закон должен шагать только в ногу с Богом.
Но ведь и Бог, в Его проявлениях, не стоит на месте, ибо сказано: а Единый идёт пе-ред ними (Шмот 13,21). Мудрецы Талмуда говорили: «Тора разговаривает на языке людей», имея в виду, что Тора объясняет всё в понятной терминологии. Живешь в пустыне? Значит, шатры и становища. Скотовод? Значит, корова.

Мы знаем достаточно много об этой корове, чтобы выдвинуть гипотезу. «Корова» — нечто совершенное с материальной точки зрения, соответствует понятию «эстетика»; она не должна быть прикладной, использоваться для чего-либо, кроме очищения. Она должна быть изготовлена из подручных материалов — и при этом быть драгоценной (в главе «Вайикра» мы видели, что барана, козла, птицу или хлеб может принести в жертву только тот, кто не может позволить себе быка; бык и корова — самое драгоценное, что есть у тогдашнего скотовода). «Приниматься» она должна только в нужных дозах (человек обрызгивается водой с пеплом). Так что же это?
Предположение: красная корова наших дней — это искусство.
Странно? Но в те времена, когда давалась Тора, абстрактное искусство связывалось разве что с поклонением идолам (и, соответственно, сразу переходило в разряд прикладного).
Что могло вызвать чувство трепета у скотовода?
Совершенная по форме корова. Поскольку, в отличие от картины, корова не может су-ществовать веками, пепел, оставшийся от неё, доносит идею, что такая совершенная корова ко-гда-то была.
Искусство воздействует на телесный, физический мир человека. Если оно несёт вер-ный вектор, если оно направлено к высшему, оно возносит человека выше собственной сме-ртности. Велика опасность искусства с обратным знаком, которое в силах полностью лишить че-ловека гармонии и доступа в святилище. Но именно высокое искусство во всех его проявлениях способно открыть для человека дорогу к Храму.
7. Немного подтверждений
Неслучайно наша глава — сокровищница народных песен: того немногого, что можно было назвать абстрактным искусством, не запятнанным идолопоклонством.
Недаром в этой главе — медный змий, о котором мудрецы говорили: разве змей лечит? — имея в виду, что змей — всего лишь символ, при виде которого человек задумывается о еди-ной Воле, наславшей ядовитых змей; тогда он вспоминает о Боге, и вот уже Бог посылает ему исцеление. Что это, как не искусство?

И не зря в этой главе Моше «наказан» за то, что ударил по скале, а не говорил с ней. Кстати, почему я взял слово «наказан» в кавычки?
Моше дожил до преклонного возраста, был окружен почетом; у него была любящая семья, дети и внуки; целый народ был создан его трудами и получил вечный Закон через его пророчество. Отойдя в бесконечность, он может радоваться делу рук своих.
Решение Высшего суда, по которому глубокий старик Моше не сможет войти в Хана-ан, «наказанием» может считаться лишь символически. То же относится и к Аарону — он уми-рает раньше Моше, но он ведь на много лет старше брата.
Более того, комментаторы (начиная с мидраша Мехилта) находят в Торе ясный намек на то, что решение о том, что Моше умрет прежде, чем завершится путь, было при-нято намного раньше: Моше в Песни Моря поёт: Ты приведешь его (народ) и Ты его укре-пишь (Шмот 15,17) — Ты, Единый, а не я, Моше!
Всё это наводит нас на мысль, что «наказание» Моше — на деле воспитательная мера, принятая по отношению к народу, а не к Моше. О решении Бога узнает народ тоже через са-мого Моше — что ещё раз доказывает, что наказание, в первую очередь, ниспослано с воспита-тельной целью.

А чему пытается Единый научить?
Новому способу общения с миром. Преобразованию мира через речь. А что это, как не искусство?
8. Значит, корова найдена?
Праотец Ноах повелел Яфету служить в шатрах Шема: эстетика поставлена на службу этике. Искусство — новая «красная корова» — будет приводить душу человека в такое высокое состояние, что он сможет достойно войти в Храм.
Как это будет выглядеть?
В бейт-мидраше центра «Маген» Рахель Спектор рассказала о греческом (языческом) хра-ме Афины-Девы — Парфеноне. Путник шагал туда по рассчитанному маршруту, и каждый пово-рот был произведением искусства; а порой дорога вела его через настоящие музеи. Конечно, это языческое капище; но как ещё Яфет мог развивать свои методы прежде, чем наступило время ему отправиться в шатры Шема?

Создание пути очищения — задача не зоологов (корова), а художников. И решение этой задачи даст нам, наконец, духовный уровень, необходимый для постройки Нового Храма в Иеру-салиме. Ведь время — уже настало.

admin @ 13:13

Нет комментариев на запись.

Оставить комментарий

(обязательно)

(обязательно)


Instruction for comments :

You can use these tags:
XHTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



RSS Feed for comments | TrackBack URI

 
Яндекс.Метрика