Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
Эц Хайим
Категория: Лекции
  1. 3. Создание женщины

После того, как среди животных пары для человека не нашлось, Тора говорит: “И навел Господь Бог крепкий сон на человека; и когда он уснул, взял одно из ребер его и закрыл плотью то место. И перестроил Господь Бог ребро, которое взял у человека, в женщину, и привел ее к человеку. И сказал человек: сей раз это кость от моих костей и плоть от плоти моей; она будет называться “иша” (“женщина”), ибо от “иш” (“мужчины”) взята она” (Бытие 2:21-23).

Имя в Тореэто всегда не просто название, это отражение внутренней сущности вещей.

Какой смысл содержат в себе заключительные, подводящие итог слова стиха: “будет называться “иша”, ибо от “иш” взята она”?

Для того чтобы понять этот смысл (а вслед за ним — и всю историю с Деревом Познания Добра и Зла), нам надо будет сделать отступление и обратиться к совершенно иной теме. А именнорассмотреть некоторые понятия, выражающие в Каббале последовательные стадии процесса познания: “Хохма”, “Бина” и “Даат”.

  1. 4. Три стадии процесса познания —“Хохма”, “Бина” и “Даат”

Обычно слово “Хохма” переводят как “мудрость”, “Бина” — как “понимание”, а “Даат” — как “знание”.

Такой перевод может  подходящим в художественном произведении, но при анализе текста Торы необходимо воспользоваться иным, “глубинным смыслом“ этих слов.

На этом уровне слова “Хохма”, “Бина”, “Даат” — это три стадии процесса познания. Для значения этих стадий нет соответствующих понятий в европейских языках и мы будем пользоваться исходными ивритскими терминами.

Хохма

“Хохма” — это первоначальное представление об объекте в целом, первоидея чего-либо, первое восприятие вещи, — когда человек понял, что это такое, но еще не знает, как это устроено и функционирует. Т.е. это начальный акт познания, начальная точка, но еще без понимания функционирования.

Традиция отмечает, что слово “Хохма” —  состоит из  — “коах ма”.

“Коах” — это “потенциал” (сила), возможность, но еще не реализация. “Ма” — это “что”, но еще не «как».

Бина

Вторая стадия познания, “Бина” — это понимание, когда вещь обретает устройство, когда отвечают на вопрос “как”.

Если на стадии “Хохма” человек понимает что это за вещь, то на стадии «Бина” он узнает, как она устроена, какова ее структура, как она функционирует.

Стадии “Хохма” и “Бина” — это универсальные “стадии развития из точки в структуру”, и они проявляются не только в восприятии внешних объектов, но и во многих других процессах жизни. Например, они же проявляются в процессе “рождения слова.

“Хохма” — когда человек знает, что он хочет сказать, но еще не знает, как это сделать.

“Бина” — когда человек уже знает, как это сказать.

Или: “Хохма” — пришедшая в голову идея, еще не сформулированная,

а “Бина” есть формулировка этой мысли, нахождение нужных слов.

Само слово “Бина” — — “понимание” по своей корневой ячейке связано со словами:  (“боне”) — “строить”, (“бен”) — “сын” (т.е. элемент построения семьи и рода), (“эвен”) — “камень”, “кирпич” (строительный материал).

 Здесь двусогласная ячейка “бейт-нун” является общей для корней, связанных с понятием строительства.

Таким образом, “Бина” — это стадия, на которой происходит постройка структуры понимания.

Это слово  также соответствует обычному (словарному) смыслу термина “Бина” как “самостоятельному пониманию одного, вытекающего из другого”, “построению системы знаний”.

Итак, “Хохма” — это понимание на уровне идеи, а “Бина” — ее развитие на уровне структуры.

Хохма” и “Бинаявляются частью общей конструкции, называемой в Каббале “Дерево сфирот”, которая символизирует и описывает процесс нисхождения Божественного Света от начальной Божественной воли (“Кетер”) до ее реализации в нашем мире (“Малхут”).

И поскольку существует соответствие между буквами Тетраграмматона (Божественного Четырехбуквенного Имени — Йуд-Хей-Вав-Хей) и последовательностью сфирот,

то категории “Хохма” соответствует буква “>” — “Йуд”, первая буква Божественного Имени,

а категории “Бина” — буква  — “Хей”, Его вторая буква.

Это соотношение конечно, неслучайно. “Хохма”, будучи изначальной (еще не раскрывшейся в структуру) точкой познания, символизируется “йуд”  — буквой, представляющей из себя только точку, не имеющей никакого “внутреннего устройства”.37

У буквы “йуд” нет никакого внутреннего пространства, вся ее белая часть — снаружи.

У всякой буквы есть не только черная часть — то, что закрашено чернилами, но и белая часть — это та часть отводимого на эту букву листа, которая остается незакрашенной; и белая часть ивритских букв не менее важна для понимания их смысла, чем черная часть.

Мидраш рассказывает, что когда Бог диктовал Моисею текст Торы, то этот текст был показан Моисею на небе: “черное пламя на белом пламени”

37 Отметим, что известное всем выражение “ни на йоту” имеет, очевидно, еврейское происхождение — только в иврите буква “йуд” (в арамейском и затем в греческом — “йота”) меньше по размеру, чем все  оостальные буквыостальные буквы.

Этот Мидраш подчеркивает, что и черная, и белая части текста Торы одинаково являются пламенем, одинаково несут информационную и духовную нагрузку.

То, что буква “йуд” не имеет внутри себя пространства, что ее белая часть вся снаружи — символизирует направленность буквы “йуд” вовне, ее экстравертность.

Эта экстравертность — важнейшая характеристика категории “Хохма”, ее стремление раскрыться, выразиться, обрести внешнюю форму.

Вторая наша категория, “Бина” — символизируется hей”, втрой буквой Божественного Имени. В ивритском начертании этой буквы,  hейесть полноценное внутреннее белое простанство, почти отгороженное по периметру, и это связано с нятиемБина” как “постройки здания”, т.к.

суть постройки это именно отделение, ограждение внутреннего пространства от внешнего.

Здание ограждает кусок пространства, превращая из “снаружи” во “внутрь”, но при этом оно не делает это ограждение полным, оставляя “окна” и “двери” для сообщения между “внутри” и “снаружи”.

Эту характеристику познания на уровне “Бина” как “постройку структуры” и символизирует буква — hей”.

Здание интравертно, ибо его главная реализация — внутри, во внутреннем пространстве, и такова “Бина”.

Итак, Каббала видит один из этапов последовательного раскрытия Божественного Света в развитии от “Хохма” интуитивно-неформализованного, точечного, экстравертного, «что») к “Бина” (детальной, структурной, интравертной, “как”).

 

  1. 5. Замечание: Об использовании каббалистичких терминов

Приведенное выше объяснение и обозначение категорий “Хохма” и “Бина” является предметом Каббалы — внутренней, эзотерической части иудаизма. В прежние времена не было принято пользоваться каббалистическими терминами открыто и даже просто излагать каббалистические идеи для широкой публики. Этот вопрос был в свое время одним из пунктов, по которому миснагеды (евреи Литвы, противники хасидизма) критиковали хасидов. В ответ хасиды рассказывали известную притчу про жемчужину. Притча эта такова:

Жил один царь, у которого был сын; также была у этого царя необычайной ценности жемчужина. И поскольку сын царя был еще слишком молод, то царь запирал жемчужину на ключ и не давал сыну с ней играть. Но однажды сын царя серьезно заболел, и никакие лекарства и врачи не могли помочь ему. И нашелся, наконец, один врач, который сказал, что он знает лекарство, способное излечить сына царя. “Надо взять ценнейшую жемчужину царя, — сказал этот врач, — стереть ее в порошок, растворить в воде и давать понемногу сыну царя ее пить ”. И тогда царь, — который не давал своему сыну играть с жемчужиной, пока тот был здоров, — теперь, когда сын заболел, последовал совету врача и дал стереть жемчужину в порошок, растворил его в воде и давал сыну пить понемногу ради его излечения.

Как понятно, в притче царьэто Бог, его сыневрейский народ, жемчужинаКаббала, а врач, в устах хасидов, — это хасидский цадик.

Эта притча важна не только для хасидизма, но и для всех нас сегодня. Ясно, что приведенные в предыдущем пункте объяснения понятий “Хохма” и “Бина” это не сама Каббала, но “измельченный жемчужный порошок”.

Но, тем не менее, отсвет Каббалы остается в нем, и то понимание мира, которое этот жемчужный порошок дает, может помочь вылечить также и наше поколение.

Но, при всем том, с Каббалой — и даже с “порошком” из нее — сдует обращаться крайне осторожно и аккуратно. Если у вас зникает ощущение, что то, о чем сказано в книге ниже, — совершенно непонятно, то стоит остаток главы пропустить и перейти сразу к главе 7.

6.6 Мужчина и женщина как “йуд” и “hей”

Когда в Книге Бытия (стих 2:23) впервые появляются понятия ”мужчина” и “женщина”, то Тора тут же отмечает грамматическую  связь между словами, означающими эти понятия: “И назовется она женщина — “иша”, ибо от мужчины — “иш” она взята”.

Слова “иш” и “иша” отличаются только буквой “йуд” (י) и hей” (ח).

Вспомним, что категория “Хохма” символизируется буквой ”йуд”, которая является как бы “характеристикой” для мужчины, а категория “Бина” символизируется буквой “Хей”, которая в свою очередь “характеристическая” в слове “женщи- ”

Мы видим здесь параллель в разнице между словами ‘мужчина” и “женщина” (“иш” и “иша”) и в разнице между нятиями “Хохма” и “Бина” — в обоих случаях это различие у “йуд” и “Хей”. Итак, наша схема дополняется и приобритает следующий вид:

ИША     ←          ИШ

Бина      ←      Хохма

Буквы (“эш”), “огонь” — общие для мужчины и жены, а буквы “йуд” и “хей” различают их.

И центральная идея, которую мы должны здесь сформулировать, такова: суть разницы между мужчиной и женщиной, отношение между ними — на всех уровнях! — это и есть соотношение между “Хохма” и “Бина”, между “йуд” и “хей”. Ниже разъясним это более подробно.

  1. 7. “И перестроил” = “и придал категорию Бина”

Особенно замечательно при этом, что стрелка, изображающая на схеме развитие от “Хохма” к “Бина” и описывающая переход от мужчины к женщине, процесс создания Евы из ребра Адама, помечается при этом словом (“вайивен”) — “и перестроил”, в соответствии с рассказом Торы о создании женщины: “И навел Господь Бог тяжелый сон на человека, и взял одно из ребер его, и перестроил его в женщину” (Бытие 2:21).

Из-за корневого родства слов “строить” — “боне” и “понимание” — “бина” этот слово можно понять не только как “перестроил”, но и как “придал категорию Бина”, “придал дополнительное понимание”.

Когда взятое от Адама “ребро” было перестроено в женщину, то из “Хохма” появилась “Бина”.

Естественно, что вся эта параллель существует только в иврите, святом языке Торы.

  1. 8. Соотношение мужчины и женщины как “Хохма” и “Бина”

Буква “йуд” (“Хохма”), характерная в понятии “мужчина”, не имеет внутреннего пространства, она “вся наружу”.

Она символизирует принципиальную качество мужчины, его направленность “наружу”.

В отличие от нее, буква “Бейт” (“Бина”), характерная для понятия “женщина”, имеет пространство в себе — она направлена внутрь, она показывает принципиальную суть женщины.

Для мужчины его реализация всегда снаружи, для женщины — внутри. Эта принципиальная направленность и есть основа разницы между мужчиной и женщиной.

Разница между “направленностью наружу” мужчины и “направленностью внутрь” женщины проявляется на всех уровнях:

а) различия анатомические и физиологические (для мужчины  « время течет снаружи, а для женщины — внутри, в виде менструального цикла38);

(б) “направленность наружу” и “направленность внутрь” на психологическом уровне (мужчина стремится к внешнему, для женщины главная ценность — в ее замкнутом, внутреннем пространстве);

в) различие в социальной ценностной ориентации (для мужчины вся его реализация — во внешнем мире и в достижениях или иного вида “карьеры”, для женщины же главная реализация в жизни — внутренняя, в ее отгороженном от внешнего странства мире, в того или иного вида “семье” и доме).

Как видим, соотношение “направленности наружу” и “направленности внутрь” описывает различия между мужчиной и женщиной на самых разных, прежде казавшихся нам несвязанных межлу собой, уровнях бытия.

Однако описание этого различия в терминах “Хохма” и “Бинана” будет еще шире (ведь “направленность наружу/внутрь” только один из аспектов соотношения “Хохма” — “Бина”).

Именно, соотношение “Хохма” — “Бина” проявляется в прессе рождения детей не только в том, что мужчина “рождает” (создает своего ребенка) вне себя, а женщина — внутри себя.

Но о и в соотношении “йуд — хей” как “точка — структура”: мужчина дает одну клетку, где “в потенциале все записано, но структурно еще не проявилось внешне, и это — “Хохма”;

а женщина в процессе беременности строит из этой клетки ребенка, и это “Бина” — понимание, или “построение”.

Итак, мы видим, чтo по одной и той же схеме “Хохма — Бина” построены полностью различные уровни мироздания.

Введя эти понятия, мы смогли увидеть структурную однородность мира и этому сумели прикоснуться к его единству. А поиск единства мира — оно же ощущение единства Бога, — составляет, быть может, самую сильную страсть еврейской души.

38 В этом различии, коренится, в частности, талмудический принцип того, что повелевающие заповеди, связанные со временем, необязательны для женщина

Глава 7. ДЕРЕВО ПОЗНАНИЯ ДОБРА И ЗЛА

  1. 1. Постановка проблемы

История с Деревом Познания Добра и Зла является одной из наиболее чарующих в истории Сотворения мира. Мы ощущаем, что тайна Сотворения человека скрыта именно здесь, и никаким объяснениям, сколь бы глубоки и важны они ни были, эту тайну не исчерпать. Каждый шаг, продвигающий нас в понимании этой истории, важен, хоть дорога и далека.

Впрочем, у того, кто воспринимает Тору просто как “примитивные древние предания”, не возникает больших сложностей с истолкованием истории с Деревом Познания.

Эти люди уверенно объясняют, что “жестокий еврейский Бог хотел держать человека в темноте и невежестве, не хотел дать ему узнать о добре и зле, а за проявленное непослушание лишил льготных условий жизни в Раю”.

Такой подход бьет бумерангом, прежде всего, именно по своим приверженцам: ведь если мы будем относиться к Торе всего лишь как к примитиву, то не сможем у нее ничему научиться, т.е. в результате обделим самих же себя.

Но, если мы обращаемся к Торе с желанием постичь ее мудрость, то должны исходить из того, что Бог, каким Он изображен, должен быть, по крайней мере, не глупее или, в моральном отношении, не хуже нас самих, а, скорее всего, наоборот — гораздо умнее и лучше.

И то же самое следует ожидать от Адама и Евы. Иными словами, мы заранее полагаем, что Бог не только желает человеку добра, мудрости и света, но и делает все для осуществления этого; а также что действия Адама и Евы объясняются не мелким тщеславием или тривиальными ошибками, а действительно существующей глубокой проблемой.

И поэтому, когда мы пытаемся найти смысл в истории с Деревом Познания, то перед нами встают, три вопроса:

  1. Первый вопрос: что дало Адаму съедение плода с Дерева По- гия Добра и Зла?

В чем Адам изменился, когда он съел его ды?

Иначе говоря — что означает “познание Добра и Зла”?

2.Второй вопрос: почему Бог запретил человеку есть плоды с ева Познания Добра и Зла? Ведь Бог хочет дать человеку возможность стать умнее, так почему же это Дерево было запрено естьб плоды?

3.Третий вопрос: почему Бог изгнал Адама из Сада? Ведь если проблема была только в том, чтобы Адам не ел от Дерева Жизни (см. Бытие 3:22), то можно было бы оградить Адама от этого дерева, но не изгонять его из Сада совсем.

Попробуем ниже дать один из возможных ответов на эти вопросы.

1.Что приобрел Адам, съев плод Дерева Познания?

Начнем с первого вопроса: что человек приобрел в результате вкушения плода Дерева Познания — такого, чего не было «его до этого?

При первоначальном столкновении с этим ворсом нашей естественной реакцией может быть ответ типа о съедения плода с Дерева Познания человек вообще не знал, такое добро и что такое зло”.

Но если мы чуть серьезно задумаемся над рассказом Торы, то тут же поймем, что подобный подход неверен. Ведь само установление Богом человеку Морального запрета “от всех деревьев ешь, а от этого дерева ёшь”уже является указанием человеку на понятия о Добре и Зле, о том, что следует и чего не следует делать.

Более того, если бы человек сам не знал или не понимал в достаточной степени Добро и Зло, то с него вообще нельзя было бы спрашивать за нарушение запрета — как мы не возлагаем ответственносгь на ребенка в тех вопросах, в которых он “не различает между хорошим и плохим”.

Так что если кому-то дается заповедь и планируется спрашивать с него за ее соблюдение — следовательно, предполагается наличие у него соответствующего уровня понимания и ответственности.

Итак, мы заключаем, что человек имел понятие о Добре и Зле еще до вкушения плода с Дерева Познания.

Иное возможное объяснение того, что изменилось в мире в результате вкушения плода Дерева Познания Добра и Зла, можно было бы попытаться поискать в предположении о том, что до съедения плода Дерева Познания человек не обладал страстями, т.е. не обладал влечением к Добру и Злу, не обладал эмоциональными устремлениями.

Иными словами, могло бы показаться, что до съедения этого плода Адам был чем-то вроде абсолютно рациональной счетной машины, лишенной личных пристрастий, а после он превратился в человека со всеми его проблемами и страстями.

Но я не считаю такой подход правильным. Ведь если бы человек не обладал страстями и был бы совершенно точно выполняющим инструкции автоматом, он никогда бы и не нарушил заповедь, данную ему Богом!

Итак, “ничто человеческое не было чуждо” Адаму еще до съедения плода Дерева Познания.

Есть, наконец, еще одна, распространенная в христианской культуре точка зрения, считающая, что результатом вкушения плода Дерева Познания были сексуальные отношения Адама и его жены.

Согласно этой концепции, сексуальные отношения возникли после “грехопадения” и являются его следствием.

Однако, внимательное прочтение первых глав Торы сразу показывает, что такой подход неверен, и что мы никоим образом не можем считать секс следствием греха.

Во-первых, с самого начала, еще в Первом рассказе о Сотворении, о человеке, мужчине и женщине, сказано: “И сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте всю землю” (Бытие 1:28), — и, следовательно, рождение детей является обязанностью человека и никак не может быть ни результатом влияния Дерева Познания, ни, тем более, грехом.

В дополнение к этому, во Втором рассказе о Сотворении про сексуальные отношения говорится до истории с Деревом Познания Добра и Зла: “Посему пусть оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и станут одной плотью” (Бытие 2:24).

“прилепится цене своей” (сексуальные отношения) и

“станут одной плотью (рождение ребенка) рассматривается как идеал поведения человека с самого начала Сотворения, еще до съедения плода с Дерева Познания Добра и Зла.39

Сам факт получения заповеди сообщает о том, что человек уже имел понятие о Добре и Зле; а то, что он эту заповедь нарушил, говорит о том, что у него уже и до вкушения плода Дерева Познания были страсти, что он не был чисто техническим автоматом.

Также, мы никак не можем считать, результатом съедения плода Дерева Познания Добра и Зла было возникновение сексуальных отношений, т.к. о них Тора упоминает раньше.

Но если это так, тогда что же такое есть Дерево Познания Добра и Зла и что оно дало человеку?

7.3. Смысл категории познания “Даат”

Проблема, с которой мы столкнулись в попытке постижения смысла Дерева Познания, связана в действительности с тем, что, читая Тору в переводе, понять эту историю вообще невозможно. И поэтому нам следует обратиться к оригиналу и разобраться в том, что означает термин “Даат”, который используется в выражении “Эц ha-Даат Тов ве-Ра” — “Дерево Познания эбра и Зла”.

Мы уже обсуждали две категории, а уровня познания: “Хохма” (понимание начальное, цельное, как единой интегральной точки-идеи, как бы на первый общий взгляд; “Бина” (развитие этой точки-идеи в понимание детальное, на уровне структуры, построенной из множества частей, понимание механизма работы).

39    Антисексуальная трактовка этой истории христианством строится, как мы аечали выше, на неверном отождествлении понятий “Дерево Познания До- : и Зла” и стиха: “И познал Адам Хаву, свою жену” (Бытие 4:1); и она при- ана подкрепить христианскую идею “непорочного зачатия”.

Но в еврейской “системе всемирного психоанализа” (т.е. структурного понимания души мира), в каббалистической системе “сфирот” есть еще одна “познавательная” категория, выражающая следующий, третий уровень познания, — “Даат”.

Эта стадия познания наступает после стадий “Хохма и “Бина” и после того, как первоначальная обобщенная идея понимания уже была раскрыта и детализирована, после того, как вещь, в общем-то, уже понята.

Только после этого “понимания” можно приступить к осуществлению “познания”“Даат”, которое означает личную, внутреннюю и даже в каком-то смысле интимную связь познающего субъекта с объектом познания.

При познании на уровне “Даат” человек вступает в глубокую личную связь с объектом, и эта связь должна быть не просто информационной, внешней, интеллектуальной, — она должна быть внутренней, затрагивающей самые основы личности и меняющей эту личность.

При этом объект познания включается внутрь “интимного пространства” познающей личности.

Неслучайно Тора рассказывает нам именно о съедении плода “Дерева Даат”. Именно поэтому слово Даат” употребляется в иврите также и для обозначения интимных отношений мужчины и женщины, как например: “И Адам познал Хаву жену свою” (Бытие 4:1), — ибо это познание означает создание связи между ними, а не просто получение формальной информации друг о друге.

Переход именно на такой интимный уровень познания по отношению к Добру и Злу произошел у человека после съедения плода Дерева Познания.

Итак, Дерево Познания давало человеку не информацию о Добре и Зле, а вовлекало его в интимную, глубинную связь с ними, делало их неотъемлемой частью личности человека.

Еще до съедения плода с Дерева Познания человек имел страсти и влечения, но они были как бы отделены, дистанцированы от его собственной личности.

Это были внешние влечения, которые притягивали Адама и увлекали его, но они еще не были частью его внутренней сущности.

В Торе страсти и стремления человека на этом уровне внешних влечений персонифицированы в Змее, который уговорил Адама и Хаву съесть плод от Дерева Познания.

И в самом деле, кто — и в древности, сегодня — уговаривает человека совершить тот или другой правильный поступок? Разве это не наши собственные страсти?

Именно об этом говорит Талмуд: “он же Змей, он же йецер -ра” (буквально “страсть ко злу”, страсть к нарушению Боже- енного слова).

До съедения Плода с Дерева Познания человек мог отделить свои страсти от своей личности. Как сегодня мы, например, можем отделить и дистанцировать свою личность от информации, прочитанной в книге, — хотя и то, и другое сейчас ходится внутри нас.

До съедения плода Дерева Познания змей пребывал снаружи, и человек мог различить, что исходит от Змея, а что — изнутри, от него самого. Т.е. Адам мог отделить свою личность от своих же собственных страстей.

После познания Добра и Зла это отделение становится невозможным.

Сам процесс такого познания“Даат” отождествляется Торе с поеданием, ибо в результате его Добро и Зло из внешней информации становятся неотъемлемой частью человеческой личности, Добро и Зло перестают быть чем-то посторон- м для Адама, они становятся частью его собственного “Я”,

Получил Адам при этом вовсе не знание типа “способности зличать между Добром и Злом”, а наоборот, представление о неразделимости Добра и Зла.

Ведь Дерево это не было Деревом отдельно Добра или отдельно Зла.

Добро и Зло растут одном дереве и имеют общий корень — и плод, собственно, соединяет их в себе, дает познание обоих качеств во взаимоссвязии — ибо без понимания этой связи Добро и Зло не могут по-настоящему познаваемы.

Таким образом, Адам приобрел понимание невозможности полностью разложить мир на белое и черное, однозначно разделить его на чистое Добро и абсолютное Зло.

Другими словами, произошло ничто иное, как взросление Первого человека. Для ребенка мир черно-белый; взрослея, человек пополняет его оттенками серого, непрерывной градацией переходов, соединяющих обе противоположности.40

Таким образом, до съедения плода Адам уже имел представление о Добре и Зле, (т.е. он знал их на уровне “Хохма”);

Он также, особенно с появлением у него жены, знал многие детали о Добре и Зле, (т.е. знал их на уровне “Бина”), но он не имел еще личностного, интимного опыта их переживания, его знания о Добре н Зле носили как бы теоретический характер.

А после вкушения плода он ощутил, что сама его личность неразрывно связана с Добром и Злом, а это и означало, что его знание Добра и Зла перешло на уровень “Даат”.

Все вышеописанное является необходимым для взросления всякого обычного человека, и во всем этом остро нуждался также Адам, чтобы, продвигаясь по лестнице Познания, приближаться к Богу, — для чего, в конечном счете, он и был создан.

Проблема состояла только в том, как, познав связь Добра и Зла, суметь продолжать видеть различие между ними.

И с этой проблемой связана та ошибка, которую совершил Адам, преждевременно сорвав плод Дерева Познания, — пока и плод не созрел, и сам Адам был еще далеко не готов к этому уровню Познания.

 

admin @ 01:44

Извините, комментирование закрыто

Яндекс.Метрика