Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
Ноах. Потоп
Категория: Лекции

 (Бытие гл. 6)

6:11 И ИЗВРАТИЛАСЬ ЗЕМЛЯ  ПЕРЕД БОГОМ  И НАПОЛНИЛАСЬ ЗЕМЛЯ ЗЛОДЕЯНИЕМ.

Согласно мнению наших мудрецов, которое приводит Раши,

первое — «извратилась» — означает сексуальные извращения,

а второе — «и наполнилась земля злодеянием» — социальную несправедливостьРаши: «злодеяние — это грабительство«).

Однако в речи Всевышнего, обращенной к Ноаху, в которой Всевышний впервые произносит свой приговор, упоминается только первый грех.

6:13 И СКАЗАЛ БОГ НОАХУ: КОНЕЦ  ВСЯКОЙ ПЛОТИ НАСТАЛ ПРЕДО МНОЙ, ИБО НАПОЛНИЛАСЬ ВСЯ ЗЕМЛЯ ЗЛОДЕЯНИЕМ ИЗ-ЗА НИХ.  

Наши мудрецы обратили внимание на то, что вначале преступления поколения потопа описываются как «растление» и «злодеяние», но в качестве мотивации божественного наказания выступает только «злодеяние».

Талмуд, трактат Санhедрин:

Сказал раби Йоханан: «Иди и смотри, как велика сила злодеяния [‘хамас’]: ведь поколение потопа преступили все законы и не был вынесен приговор, пока не простерли руку свою на грабеж, как сказано: «Ибо наполнилась вся земля злодеянием из-за них».

Мидраши подробно рассказывают о поколении потопа, так что не осталось, наверное, никаких пороков, грехов и злодеяний (о которых нет прямого упоминания в тексте), в которых не провинились бы эти люди. При этом всегда подчеркивается, что поколение потопа, при всем своем падении, не было бы предназначено к окончательному истреблению, если бы не преступление, которое сам Судья приводит в качестве главной причины наказания:

6:13 ИБО НАПОЛНИЛАСЬ ВСЯ ЗЕМЛЯ  ЗЛОДЕЯНИЕМ ИЗ-ЗА НИХ.

Мидраш дает замечательное толкование понятию «злодеяния» [‘хамас’]: этот грех может свести на нет любое хорошее качество, омрачить всякую участь и встать железной стеной между человеком и его Создателем.

Мидраш Шмот Раба:

Так говорил Иов: «Хоть нет злодеяния на руках моих, и молитва моя чиста» (16:17).

Разве бывает нечистая молитва?

Но всякий, у кого руки загрязнены грабежом, — он взывает к Святому, благословен Он, — и Тот не отвечает. Почему?

Потому что молитва его нечиста, как сказано: «И сказал Бог Ноаху: конец всякой плоти настал предо мной, ибо наполнилась вся земля злодеянием из-за них».

Но Иов, который трудился и который не грабил, — его молитва была чиста.

Созвучны этому мидрашу слова в молитве «Неила» в конце Дня Искупления, когда мы дважды повторяем центральную идею этого великого дня: «…чтобы мы отвели от преступлений наши руки…».

По мнению наших мудрецов в главе о потопе имеется намек и еще на один мотив, многократно повторенный и подчеркнутый в молитве «Неила»: «Желаешь Ты раскаяния преступных, и не хочешь их смерти…», или словами пророка Йехезкеля из той же молитвы: «Жив Я — слово Господа Бога! Разве Я хочу смерти нечестивого? Только лишь возвращение нечестивого с пути его. И будет жить! Вернитесь, вернитесь с путей своих дурных, — и зачем вам умирать, дом Израиля?» (33:11).
Историю о чудесном спасении Ноаха в ковчеге мидраши интерпретируют как воплощение идеи раскаяния:

Мидраш Танхума:

Иди и смотри: почему сказал Святой, благословен Он, Ноаху, чтобы тот делал ковчег? Чтобы видели, как он сидит и трудится — и раскаялись.

Разве не мог Всевышний спасти Ноаха одним Своим словом, или поднять его на небо — и когда Он сказал «сделай себе ковчег из дерева гофер» — зачем это?

Но сказал Святой, благословен Он: «Если Я скажу ему: сделай себе ковчег из дерева гофер», и он будет стоять и трудиться, и рубить кедры, а они соберутся вокруг него и скажут: «Ноах! Что это ты делаешь?». А он ответит: «Ковчег! Ибо сказал мне Святой, благословен Он, что приводит Он на землю потоп»; тогда услышат они и раскаются». Так считал Святой, благословен Он, но они не обратили внимания на Ноаха.

И в другом варианте:

Ноах сажал кедры, и говорили ему: «Зачем тебе эти кедры?». И отвечал он: «Святой, благословен Он, решил привести на землю потоп и велел мне сделать ковчег, чтобы спаслись я и мой дом».

И смеялись они над ним и глумились над его речами. А он поливал те кедры, и они росли. И спрашивали его: «Что ты делаешь?». И отвечал он им то же. А они насмехались. К концу дней своих срубил он деревья и стал распиливать. И говорили ему: «Что ты делаешь?» И отвечал он им, и предостерегал их. Но поскольку они не раскаялись…

К этой же идее вернется Раши, когда будет говорить о последнем предостережении, которое было дано этому поколению, и к которому снова никто не прислушался и не присмотрелся:

7:12 И БЫЛ ДОЖДЬ НА ЗЕМЛЕ     

Раши комментирует этот стих:

А ниже сказано: «И был потоп» (7:17). Однако, ниспосылая на землю воды, Он [вначале] ниспослал их с милосердием: если люди раскаются, станут воды дождями благодатными. Но поскольку те не раскаялись, воды стали потопом.

Последнее предостережение не возымело действия — и тогда начался потоп, затопив их всех.

Запрет кровопролития

(Бытие гл. 9)

Начало главы 9 — благословения, которыми Всевышний в лице Ноаха и его сыновей одарил обновленное человечество после Потопа.

Обратим особое внимание, что в этом отрывке содержится также запрет — запрет кровопролития. Нигде ранее в Торе мы не находим, чтобы Всевышний сказал о нем ясно — хотя очевидно, что первые люди знали о нем.

Адам, создание рук Всевышнего, сотворенный по божественному образу, не нуждался в том, чтобы Всевышний буквально запретил ему проливать кровь других людей.

Реакция Каина на вопрос свыше: «Где hевель, брат твой?», совершенно недвусмысленно свидетельствует о том, что Каин отчетливо сознавал, какое зло он совершил.

Однако теперь — после того, как человечество пало до такой степени, что «земля переполнилась разбоем» (Брейшит 6:13), и было за то стерто с лица земли, — теперь Ноаху и его сыновьям, родоначальникам нового человечества, Всевышний сообщает об этом запрете дословно и также устанавливает наказание за его нарушение:

9:5 И, ОДНАКО, КРОВЬ ВАШУ, ДУШИ  ВАШИ БУДУ ВЗЫСКИВАТЬ: СО ВСЯКОГО  ЗВЕРЯ ВЗЫЩУ ЕЕ, И С ЧЕЛОВЕКА,   С БРАТА, УБИВШЕГО БРАТА, ВЗЫЩУ   Я ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА

Этот отрывок требует разъяснения также в аспекте социальном. На первый взгляд, первую фразу его — «И, однако, кровь вашу, души ваши буду взыскивать» — можно понять как общее положение, а следующие две — как детализацию, как две возможности пролития крови: или зверем, или другим человеком. Именно так интерпретирует этот отрывок раби Авраhам Ибн-Эзра:
Я разрешил вам проливать кровь любого животного, кроме крови вашей...это общее положение.      

А затем Тора разъясняет: «с человека» — если несколько человек убьют одного или один человек убьет одного, Я взыщу эту кровь;

и также взыщу Я «со всякого зверя» — то есть прикажу другому зверю его убить, потому что вам разрешается убивать животных, но не им — вас.
Однако не совсем ясню, какую роль играют слова «с брата, убившего брата». Можно, конечно, посчитать их повторением с целью усиления — как это видит Шадаль:

«С брата» — это для того, чтобы усилить запрет, сделать его более энергичным: с одного человека взыщу жизнь другого — с того, кто был его братом, то есть таким же человеком, как он, и не пожалел его.

Однако совсем не так понимают этот отрывок наши мудрецы и идущий по их следам Раши.

Для них каждая фраза в нем — новый пункт закона. Вот как интерпретирует его Раши:

«И, однако, кровь вашу» — хотя Я разрешил вам убивать животных, «кровь вашу буду взыскивать» — с человека, убившего самого себя, пролившего собственную кровь.

«Души ваши» — также с задушившего самого себя, несмотря на то, что кровь его не пролилась наружу.

«Со всякого зверя» — поскольку поколение Потопа совершило столько грехов, что Всевышний отдал его на растерзание диким зверям, дав им власть над ним, теперь стало нужным предостеречь зверей от убийства человека.

«И с человека» — с того, кто злоумышленно убивает другого человека, но нет этому свидетелей.

«И с человека, с брата» — с того, кто любил убитого, как брата, и убил его нечаянно, Я тоже взыщу, если он не уйдет в изгнание и попытается получить прощение за свой грех.

Потому что нечаянное убийство тоже требует искупления, и если нет свидетелей, чтобы на основании их показаний обязать убийцу уйти в изгнание, а он сам не подчиняется, Всевышний взыскивает с него.
И все-таки при любом подходе к нашему отрывку — и поэтическом, и юридическом — ясно, что то наказание, о котором здесь говорится, это наказание, осуществляемое самим Всевышним.

Это и есть смысл слова «взыщу», повторенного в нем.

Дальше Тора говорит уже о другом случае — когда убийцу наказывает земной суд:

9:6 ПРОЛИВАЮЩЕГО КРОВЬ ЧЕЛОВЕКА — ЧЕЛОВЕКОМ ЕГО СОБСТВЕННАЯ КРОВЬ     БУДЕТ ПРОЛИТА, ИБО ПО БОЖЕСТВЕННОМУ  ОБРАЗУ СОЗДАЛ БОГ ЧЕЛОВЕКА.

Этот отрывок звучит словно гром в небесах. Обратим внимание на симметрическое строение его первой половины: «проливающего кровь человека » — «будет пролита его собственная кровьчеловеком».

Человек, совершивший преступление, стоит напротив человека, осуществляющего наказание, пролитая кровь — напротив проливаемой крови.

Созвучия ивритских слов «»  [‘дам’] «кровь» и «» [‘адам’] «человек» придают этому стиху Торы еще более мощное звучание.

Но важнее всего окончание этого отрывка — обоснование закона: «Ибо по божественному образу создал Бог человека».

Но кто же он, тот человек, факт создания которого по божественному образу является мотивировкой обязанности судить человека?

В этом вопросе мнения комментаторов резко расходятся.
     Одна из точек зрения такова: имеется в виду сам убийца. Человек получает свою жизнь от Всевышнего, и потому он не имеет права распоряжаться ею как собственным достоянием.

Человек обязан быть как бы сотрудником Всевышнего в деле создания мира — а убийца изменяет этому своему предназначению: вместо того, чтобы строить, он разрушает. Где же его собственный божественный образ?     

Именно так говорит Радак в одном из своих двух комментариев:
     Человек не имел права погубить даже ничтожнейшего из своих собратьев до тех пор, пока не повелел Бог Ноаху.

Даже относительно растений, которые куда менее значительны, нежели животные, нужно было особое повеление Бога, чтобы разрешить их использовать Адаму и Хаве — как сказано (Брейшит 1:29): «Вот, Я даю вам всю траву».

И так же приказал Бог проливать кровь человека, совершившего грех — такой грех, за который совершивший его заслуживает смерти, потому что он уже погубил свой божественный образ, преступив заповедь Бога.
И все-таки и Радак, и другие комментаторы, следующие за ним, допускают иную трактовку: что слова «человек, созданный по божественному образу», относятся также к убитому.

В чем суть причины, по которой убийца наказывается смертью? В том, что он простер свою руку и пролил кровь того, кто создан по божественному образу.
Так говорит сам Радак в своем другом комментарии:

«Ибо по божественному образу» — потому что человек значительнее всех созданий в низшем мире вплоть до того, что Бог сотворил его по собственному образу — одарив его разумом.

Поэтому все остальные создания обязаны бояться человека, и также сам человек обязан бояться повредить тело другого человека и его божественный образ. Ведь если он убьет его, он загубит деяние Бога — самое значительное во всем низшем мире: Тот — создал его по собственному образу, а этот — уничтожил его.

Тем не менее, есть комментаторы, которые видят основной аргумент в пользу смертной казни для убийцы в том, что по божественному образу создан судья, и ему Богом даны полномочия взыскивать пролитую кровь, проливая кровь убийцы:

 Хизкуни:
«Ибо по божественному образу создал Бог человека» — чтобы судья внушал страх, и чтобы не презирали его и не проклинали.

Согласно этому комментарию, человек получает компетенцию быть судьей не от общества, назначающего его на этот пост, но в силу того, что он сам сотворен по божественному образу.

Понятие «судья» означает, что каждый человек обязан нести ответственность за поступки другого человека, — «судить» их — однако никто не имеет права судить другого, если он прежде всего не стал судьей самому себе.

«И покажется радуга в облаке»

(Бытие гл. 9:1-17)

Вся история Потопа, занимающая почти весь этот недельный раздел, заканчивается словами Всевышнего, обращенными к Ноаху и его сыновьям (9:117). Весь этот отрывок разделяется на три части: 1) повеление о заповеди, 2) заключение союза, 3) дарование знака об этом союзе. Симметричность строения каждой из них подчеркивается сходством ее начала и конца:

9:1 И БЛАГОСЛОВИЛ БОГ НОАХА И  СЫНОВЕЙ ЕГО, И СКАЗАЛ ИМ: «ПЛОДИТЕСЬ И РАЗМНОЖАЙТЕСЬ«…

9:7 «А ВЫ — ПЛОДИТЕСЬ И РАЗМНОЖАЙТЕСЬ»

9:8-9,11 И ОБРАТИЛСЯ БОГ К НОАХУ И  К СЫНОВЬЯМ ЕГО С НИМ, ГОВОРЯ:  «А Я — ВОТ Я СКРЕПЛЯЮ СОЮЗ  МОЙ С ВАМИ… И СДЕЛАЮ Я НЕРУШИМЫМ   МОЙ С ВАМИ СОЮЗ«…

9:12,17 И СКАЗАЛ БОГ: «ВОТ ЗНАК   СОЮЗА, КОТОРЫЙ Я СТАВЛЮ  МЕЖ МНОЮ И ВАМИ»…   

 И СКАЗАЛ БОГ НОАХУ:   «ВОТ ЗНАК СОЮЗА… »

Адаму, первому отцу человечества, была дана только одна заповедь (см. 2:16). Он был подвергнут испытанию — исполнит ли это единственное повеление Бога — и не устоял в нем 1.

Теперь, новому человечеству (после того, как прежнее было стерто с лица земли) Всевышний дает целых семь заповедей — так называемые «семь заповедей, данных потомкам Ноаха» — как непременное условие продолжения существования людей на земле.
Адам, первый отец человечества, начал свое существование с получения благословения от Всевышнего;

с получения благословения Ноахом, второго отца человечества, начинается новая история человечества.

Но, кроме этого, Ноах получает от Всевышнего еще один замечательный подарок, которого не удостоился первый человек, Адам:

Всевышний заключил Свой союз с Ноахом и его потомками – подобно тому, как Он заключил Свой союз с Авраhамом, праотцем избранного народа.

Ноах – первый, кого Тора величает титулом «совершенный праведник» – удостоился клятвенного обещания Всевышнего:

9:11 И БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ ВСЯ ЖИВАЯ  ПЛОТЬ УНИЧТОЖЕНА ВОДАМИ ПОТОПА.     От человека требуется, чтобы он относился к своему Творцу и с любовью, и со страхом. Мы видим это во множестве мест Танаха и Талмуда, и особое выражение эта обязанность получила в наших молитвах.

Недостаточно одного страха: отсутствие любви делает Бога в глазах человека чудовищем, стремящимся причинить ему только зло — издевающимся над ним и постоянно попирающим его достоинство, и это неизбежно приводит человека к идее многобожия.

С другой стороны, недостаточно одной только любви: полное отсутствие страха свидетельствует о том, что человек не осознает своего ничтожества — он в мире только «прах и пепел» (по выражению Авраhама — см.Брейшит 18:27), своей полной зависимости от Всевышнего и, следовательно, всей ответственности, которая возложена на него.

Рассказ Торы о всемирном потопе, начинающийся с ужасной картины истребления на земле всего живого и заканчивающийся заключением Всевышним союза с обновленным человечеством, воочию показывает нам обе стороны проявления Божественного в мире — грозный суд и милосердие, и тем самым учит нас как страху перед Всевышним, так и любви к Нему.

Союз, заключенный Богом с Ноахом (и через него — со всеми грядущими поколениями), являет нам удивительный сплав обеих черт — милосердие, проявляемое в суде:

9:12-15 ВОТ ЗНАК СОЮЗА: КОТОРЫЙ Я СТАВЛЮ МЕЖ МНОЮ И ВАМИ…  МОЮ РАДУГУ ПОМЕЩАЮ Я В ОБЛАКЕ,  И БУДЕТ ОНА ЗНАКОМ СОЮЗА   МЕЖДУ МНОЙ И ЗЕМЛЕЙ! И БУДЕТ:  НАЧНУ Я ТУЧИ СГУЩАТЬ НАД ЗЕМЛЕЮ   И ПОКАЖЕТСЯ РАДУГА В ОБЛАКЕ,   И ВСПОМНЮ Я МОЙ СОЮЗ…   

Большое удивление вызывает связь радуги с обещанием Всевышнего более не наводить потопа на всю землю, и многие комментаторы ищут в радуге — ее окраске, форме и сущности — что-либо, способное исполнить функцию знака божественного союза. Яркий образец этого — комментарий Рамбана:

«Вот знак союза». Некоторые говорят о смысле этого знака, что радуга никогда не бывает обращена выпуклой стороной вниз и потому не может показаться, будто она — лук, из которого с небес стреляют по земле.

Наоборот, Всевышний придал ей противоположную форму, чтобы показать, что с небес более не будут поражать землю, — подобно тому, как во время битвы сражающиеся поворачивают лук, обращая его выпуклой стороной к себе, когда призывают противника к миру.

И еще: на радуге, в отличие от лука, нет тетивы, чтобы укреплять на ней стрелы.

Согласно этому объяснению (основанному на том, что слово [‘кешет’] означает на иврите и «радуга», и «лук»), сама форма радуги символизирует наступление дней мира и любви.

Тем не менее, самого Рамбана оно не удовлетворяет, и он предлагает другое — свое собственное:

А если вы спросите: что в радуге такого, чтобы она была знаком союза?

Но мы находим в Торе, что знаком называется любая заметная вещь, которую люди, заключающие между собой любое соглашение — то есть союз, — ставят перед собой, чтобы она напоминала им об их обязательствах.

Так, сказано (Брейшит 31:52): «Свидетель — этот холм, и обелиск этот — свидетель»,

и также (Брейшит 21:30): «Потому что семь этих овец возьмешь ты у меня как ручательство».

И также об обрезании сказано (там же, 17:11): «И да будет это знаком союза меж Мною и вами»все потомки Авраhама будут совершать себе обрезание в знак обязательства сообща служить Всевышнему.

Из этих слов Рамбана следует, что нам нечего искать, что именно в окраске радуги, в ее форме, или в физической сущности делает ее способной служить в качестве знамения Всевышнего.

Точно так же, как не в слове «цицит», не в числе нитей или узелков скрывается их способность служить нам напоминанием о заповедях Всевышнего, но в сказанном (Бемидбар 15:39):

«И, смотря на них, будете вы вспоминать…»точно так же радуга служит знаком потому, что Всевышний сделал ее знаком Своего союза, который Он заключил с человечеством, обязавшись более не «губить всякую плоть».

Не потому, что на земле более нет грабежа и разбоя, и не потому, что человечество уже очистилось от своих грехов, но единственно потому, что Он — милостивый и долготерпеливый.

И так говорит пророк (Йешаяhу 54:9): «Ибо это для меня, как Ноаха воды: как Я поклялся, что не прокатятся больше воды Ноаха по земле — точно так же поклялся Я не гневаться на тебя больше и тебя не бранить».

И также в Рошhашана, стоя перед лицом Судьи всего мира и умоляя Его проявить на суде милосердие, мы вспоминаем Ноаха и клятвенное обещание, данное ему Всевышним:

«И также Ноаха Ты вспомнил с любовью и отметил его, проявив к нему милосердие и уготовив ему спасение, когда обрушил Ты воды потопа, чтобы погубить всякую плоть из-за зла, творимого на земле. Потому-то, вспоминая о нем, Ты, Господь, Бог наш, делаешь потомство его многочисленным, словно пыль на земле, словно песок на берегу моря».

И радуга, появляясь на небе в день дождя, символизирует для нас слова пророка (Хабакук 3:2): «В гневе о милосердии вспомни».

1Правда, по этому поводу у наших мудрецов есть и другие мнения – однако мы следуем точке зрения раби Йеhуды (см. Санhедрин 56б), наиболее близкой к буквальному смыслу написанного в Торе. См. также выше прим.

«И создадим себе имя»

(Бытие гл. 11)

Благословляя первых людей на земле, Всевышний заповедал им:

1:28  «НАПОЛНЯЙТЕ ЗЕМЛЮ И ОВЛАДЕВАЙТЕ ЕЮ».  :

Рамбан так комментирует это:

Всевышний дал им (людям) могущество и власть над землей, чтобы поступали с любыми животными и пресмыкающимися, вплоть до самых мелких, по своему усмотрению, а также строили, выкорчевывали насаждения, добывали из гор медь и тому подобное.

Итак, распространение цивилизации на земле — не только право человека, но и прямая обязанность, возложенная на него Всевышним — и заповедь, и благословение.

В значительной мере история человечества — это история завоевания земли. О его начале рассказывает Тора, повествуя о потомстве Каина: его сын был «строителем города», среди его более отдаленных потомков — «создатель всяческих орудий из меди и железа». И тут же мы узнаем о первом использовании этих технических достижений:

4:23 МУЖА ЛИ УБИЛ Я МОИМ  РАНЕНИЕМ И ДИТЯ — УДАРОМ МОИМ?  :  

А отсюда — прямая дорога к расшатыванию устоев человеческого общества, к грабежу и насилию, вплоть до того, что:

6:11 И ИЗВРАТИЛАСЬ ЗЕМЛЯ  ПЕРЕД БОГОМ И НАПОЛНИЛАСЬ ЗЕМЛЯ ЗЛОДЕЯНИЕМ.  

И вот приходит конец существованию первоначального человечества:

7:22-23 ВСЕ, В КОМ БЫЛО ДЫХАНИЕ  ЖИЗНИ, ВСЕ, КТО ЖИЛ   НА СУШЕ, ПОГИБЛИ. И СТЕР БОГ ВСЕ СУЩЕЕ   С ЛИЦА ЗЕМЛИ — ОТ ЧЕЛОВЕКА   ДО ЖИВОТНОГО, ДО ПРЕСМЫКАЮЩЕГОСЯ   И ДО ПТИЦЫ НЕБЕСНОЙ,  ВСЕ БЫЛИ СТЕРТЫ С ЗЕМЛИ;  И ОСТАЛСЯ В ЖИВЫХ   ТОЛЬКО НОАХ И ТЕ, КТО БЫЛ С НИМ В КОВЧЕГЕ.  : 

А новое человечество, произведенное на свет сыновьями Ноаха, — каким стало оно?

Об этом как раз и рассказывает глава, которую мы изучаем.

11:23 И БЫЛО: ДВИГАЯСЬ С ВОСТОКА,   ЛЮДИ НАШЛИ ДОЛИНУ В СТРАНЕ   ШИНАР И СТАЛИ ЖИТЬ ТАМ. И СКАЗАЛИ ОНИ ДРУГ ДРУГУ:  «ДАВАЙТЕ СДЕЛАЕМ КИРПИЧИ И    ОБОЖЖЕМ В ОГНЕ!» — И СТАЛИ ИМ  КИРПИЧИ ВМЕСТО КАМНЯ,  А АСФАЛЬТ — ВМЕСТО ЦЕМЕНТА.  :   

Б. Яаков в своем комментарии (написанном на немецком языке) замечает, что в этом отрывке Тора показывает нам, как с помощью технического изобретения человек преодолевает те ограничения, которые накладывает на него окружающая среда. В данном случае — в долине, где отсутствуют камни, пригодные для строительства, технический ум человека создает искусственную замену: кирпич, слепленный из мягкой глины, которая в изобилии находится в той долине, путем обжига превращается в настоящий строительный камень. Отныне даже в местах, где камня нет вовсе, человек способен воздвигать дома, крепости, строить город, окруженный стеной (см. Брейшит 11:4).
И немедленно начинается моральное падение. Обладание новыми техническими возможностями порождает в человеке гордыню, тщеславие. Первое побуждение людей — построить не дом для защиты от дождя, не город для их детей и не ограды вокруг загонов для скота. Нет! Техническое достижение из средства превращается в самоцель; человеку же начинает казаться, что он стал всемогущ.
     Что говорят эти люди?

11:4  «ДАВАЙТЕ ПОСТРОИМ СЕБЕ ГОРОД  И БАШНЮ, УХОДЯЩУЮ ВЕРШИНОЙ   В НЕБЕСА, И СОЗДАДИМ СЕБЕ ИМЯ!» .  

Гигантские здания, пирамиды, обелиски, роскошные площади — с глубочайшей древности и до наших дней служат человеку средством для того, чтобы возвеличить себя, увековечить свое имя, уподобиться высшим мирам и победить в себе ощущение собственного ничтожества, своей слабости, заставить себя забыть о том, что неизбежно и неотвратимо: «В преисподнюю будешь ты сброшен, на самое дно глубочайшей ямы» (Йешаяhу 14:15).

Те колоссальные постройки, рядом с которыми человек кажется не больше муравья и которые, тем не менее, он сумел воздвигнуть благодаря своему техническому уму, призваны заставить забыть о мимолетности человеческой жизни, о ничтожности его существования, создать видимость величия человека и его «вечности» — другими словами, создать ему имя.

Итак, конечная цель технической деятельности человека — не постройка для себя дома на земле, но «башни, упирающейся вершиной в небо». Из инструмента в руке мастера техника превращается в идола, подчиняющего себе всю его жизнь. Эта метаморфоза прекрасно описана в мидраше:
Пиркей дераби Элиэзер 24:

Семь лестниц имела эта башня с восточной своей стороны и семь — с западной. С этой стороны люди несут наверх кирпичи, а с той стороны — спускаются. Если кто-нибудь падал и разбивался, на это не обращали внимания, но если падал кирпич — садились и плакали: «Ой, горе нам! Когда еще принесут другой кирпич вместо этого!».

И вот во второй половине рассказа Торы о вавилонской башне (начиная со стиха 5) мы читаем о том, как Всевышний разрушил замыслы строителей. »

Множество помыслов в человеческом сердце, но замысел Господа лишь он исполнится!» — сказано в книге «Мишлей Шломо» (19:21).

«Давайте спустимся», — говорит Всевышний, и Раши обращает внимание, что здесь сам стиль подчеркивает связь между замыслами людей и средством расстроить их, к которому прибег Всевышний:
Это принцип «мера за меру»: они говорят «давайте построим», а Всевышний говорит «давайте спустимся».

Об этом сказал Шломо (Мишлей 18:7): «Потому что уста глупца губят его, и губы его — ловушка души его».

Они сказали: «Давайте построим себе город и башню», а Он сказал: «Давайте спустимся и перемешаем там их язык».

И не случайно многие комментаторы, исследуя этот рассказ Торы, ссылаются на главу 2 книги «Теhилим»:

«Зачем взволновались народы, и нации замышляют тщету? Встали земные цари, и князья объединились вместе на Господа и на Его помазанника: «Разорвем-ка их узы и сбросим с себя путы их!» Сидящий в небесах улыбается, Владыка вселенной глумится над ними» (14).

Не только в древние времена и не только в каком-то одном поколении вставали люди, чтобы построить «башню, уходящую вершиной в небеса». Тора не рассказывает здесь нам «дела давно прошедших дней».

Но каждое поколение пытается выстроить свою башню, и мы сами свидетели того, как технический прогресс приводит к тем отношениям, о которых говорит мидраш: «Если кто-нибудь падал и разбивался, на это не обращали внимания, но если падал кирпич — садились и плакали: «Ой, горе нам! Когда еще принесут другой кирпич вместо этого!».

И до каких пор? Пока не наступит день, о котором пророчествует Йешаяhу (2:1218): «Ибо есть день у Господа воинств для каждого гордеца и высоко стоящего, и для каждого превозносимого и низкого, и для всех кедров ливанских — высоких и ввысь устремленных, и для всех дубов башанских, и для всех гор высоких, и для всех холмов возвышающихся, и для каждой башни высокой, и для каждой укрепленной стены, и для всех кораблей таршишских, и для всего вожделенного на вид; и поникнет высокомерие человека, и люди, стоящие выше всех, скатятся вниз, и останется в высоте лишь один Господь в тот день — а идолы исчезнут, словно их не бывало».
И вот тогда наступит конец всем идолам, которые человек в своей гордыне создает, чтобы поклоняться им, используя для этого разум, подаренный ему его Творцом, — как говорит пророк: «Изделию рук своих поклоняются, каждый — тому, что сделали его пальцы» (Йешаяhу 2:8), — и все ради того, чтобы вообразить самого себя богом.

Когда же все, что кажется ему великим, прекрасным и могучим, исчезнет без следа, — вот тогда мы достигнем того времени, о котором говорит пророк Цефанья, намекая на поколение строителей вавилонской башни, язык которого Всевышний так смешал, что один человек перестал понимать другого: «Ибо тогда я превращу речь всех народов в ясный язык, чтобы звать их всех во Имя Господа служить Ему сообща» (3:9).

_____________

1 «От Ноаха до Авраhама», стр.127

admin @ 11:00

Извините, комментирование закрыто

Яндекс.Метрика