Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
Яаков против Эсава: две роли

Развязка одного из самых загадочных эпизодов всей Торы
История Яакова и Эйсава — одна из самых загадочных саг нашей Торы. С ранних лет Яаков был одним из самых прилежных учеников Торы, живущих под ее сенью. Эйсав же, напротив, описывается как бездельник и охотник, человек грубый и жестокий, готовый к насилию, живущий ради завоевания и опирающийся на него силою своего духа завоевателя. Наши мудрецы описывают его как убийцу, идолопоклонника и любителя женских утех — всё это в одном лице. Прочитав рассказ о жизни братьев (Берешит 25:27), мы не сомневаемся в том, кто должен быть избран прародителем еврейского народа.

Тем не менее, история принимает своеобразный оборот. Ривка, мать братьев-близнецов, благоволит к Яакову, а Яаков, их отец, расположен к Эйсаву, так как «улов был в устах его» (стих 28). Ицхак, по-видимому,  намеревался благословить первенством Эйсава, сделать его главным наследником.

Был ли Ицхак несведущим и беспомощным старичком, которого заманила вкусная еда охотника Эйсава и его показное благочестие?! Можно ли так легко ввести в заблуждение Ицхака? Кроме того, почему, зная и понимая все, Ривка не рассказала Ицхаку о подлинной натуре Эйсава? Не разоблачила его лживую натуру? Разве она не могла повлиять на мужа, дабы поддержать  того, кто был достоин, — брата Эйсава?

Почему в семье произошёл такой раскол?
Когда Ицхак состарился, он попросил Эйсава пойти на охоту и приготовить ему еду, чтобы успеть благословить его до того, как придёт кончина Ицхака. Ицхак специально предупреждает Эйсава не красть животное и зарезать его надлежащим образом. (см. комментарий Раши на Берешит 27:4). Ицхак прекрасно знал, на что способен его сын. Но даже на одре смерти Ицхак благоволил к Эйсаву, считал его достойным своего благословения.

Плохая пародия Яакова на брата Эйсава
Яаков делает так, как ему сказала мать, и успешно получает благословение, однако с одним значительным и неожиданным поворотом. Он почти выдаёт самого себя. Его нетрудно «опознать» даже по мягкости голоса. Яаков был плохим пародистом: он говорил с отцом мягко; Эйсав бы никогда так не разговаривал. Мудрецы показывают, что, в отличие от Эйсава, который позднее скажет: «Пусть встанет отец мой» (27:31), Яаков сказал: «Пожалуйста, сядь» (27:19), а своё скорое возвращение Яаков описывает так, что (якобы, поймав добычу): «Б-г, Г-сподь твой, предоставил мне случай» (27:20).

Яаков  признавал, что весь успех кроется в Б-ге.
По этой причине Ицхак сразу заподозрил что-то неладное.

Речь Яакова, его слова не звучали, как грубая и суровая речь Эйсава.

Он попросил отца потрогать руки Яакова, которые, благодаря стараниям Ривки, на ощупь были такие же,  как руки Эйсава.

В известной истории Яакова и Эйсава содержится несколько удивительных подробностей. Ицхак хорошо знал (хотя не до конца осознавал) злые пути Эйсава, но всё-таки  благоволил к нему и хотел видеть в нём прародителя еврейского народа. Ривка, со своей стороны, не указывает на ошибку Ицхака, но просто «перенаправляет» благословения Ицхака в НУЖНУЮ СТОРОНУ — на Яакова.

Яаков, кажется, намеренно не скрывает свою истинную суть, побуждая Ицхака произнести в ответ: «Голос — это голос Яакова, но руки — это руки Эйсава».

Ключ к разгадке  запутанной истории
Существует один очень простой, но удивительный ключ к пониманию этой истории, а также ее продолжение – в истории становления Израиля: Ицхак был прав. Эйсав действительно должен был быть неотъемлемой частью еврейского народа.

Как это можно допустить?  Где место для подобного злодейства в еврейском народе?

Ответ заключается в том, что у народа Израиля есть две миссии — роль «Яакова» и роль «Эйсава».
Роль Яакова — быть внутренне праведными людьми: изучать Тору, совершенствовать  свою духовность и развивать, и поддерживать свои отношения с Б-гом. Прилежный, живущий в тени шатров Яаков, явно подходил для такой роли с ранних лет своей жизни.

Но это только часть миссии Израиля.

Израиль должен быть не только изолированной нацией святых избранников. Мы должны быть лидерами человечества, «светочем миру» (Йешаяѓу 42:6). Мы должны видеть, что всё человечество благодаря нашему посвящению признает Создателя и последует за Ним. Мы должны выйти навстречу народам и определять их развитие, а, если это необходимо, то и вести войну.

Таким образом, Израиль обладает двойной миссией: личная задача и назначение, которые возглавляет Яаков, — помочь в развитии взаимоотношений между Б-гом и народами земли и универсальная роль, которую возглавляет Эйсав, — публичная, властная и твёрдая рука, ведущая человечество к абсолютному подчинению Б-гу.

Ицхак справедливо признал, что, в конечном счёте, роль Эйсава будет переломным моментом в Израиле. Эйсав смог бы привести весь мир, а не только еврейский народ, к спасению. Таким образом, несмотря на все личные недостатки Эйсава, Ицхак знал, что его способности также необходимы для развития подлинной нации Израиля.

Ицхак был прав, а потому уверен в своих намерениях. Ривка не просто рассказывала ему о злодействе Эйсава Ицхак всё это хорошо знал (даже если не до конца осознавал), но по-прежнему прочил своего старшего сына на первородство и наследие.

Эйсав слишком зол, чтобы выполнить свою роль.
Но Ривка разработала альтернативный рискованный план, который, в конечном итоге, должен был восторжествовать. Эйсав слишком зол, чтобы выполнить свою роль. Поэтому, вместо того, чтобы возлагать надежды на непокорного Эйсава, Яакову пришлось взять на себя две роли: сыграть не только свою личную роль внутри Израиля, но и исполнить роль Эйсава. Мало того, что он должен был стать «человеком буквы», помимо этого, ему придётся иметь дело с грубым и атакующим его миром, и вооружиться против своих противников.

Именно такую роль возложил на себя Яаков, когда вошёл в шатёр отца с целью получить благословение. Притворяясь злодеем, одев на себя маску человека, пришедшего с поля, он тонко и мягко вёл диалог с отцом, упоминая Имя Б-га. Он не пытался изображать своего жестокого брата Эйсава. Он выступал в качестве сына, который поистине заслуживал благословения Эйсава.

У него были руки Эйсава, но голос — Яакова. Он стал воплощением «двойственного», или составного, человека, исполняющего обе роли, — гораздо добрее и мягче Эйсава.
Ицхак, осознав свою ошибку, заключил: «Пусть будет благословен!» (Берешит 27:33).

Мы видим, что Творец пожелал частичного воплощения Эйсава в Яакове и допустил это; в конечном итоге, Яаков должен добиться успеха в исполнении своей двойной миссии в мире.

Основано, прежде всего, на лекциях, данных моим учителем рабби Йохананом Цвейгом.

Рав Довид Розенфельд

admin @ 09:32

Извините, комментирование закрыто

Яндекс.Метрика