Рав Леви. Философия иудаизма, Тора. Бней Ноах, каббала
Иудаизм и политика
Категория: Мораль и общество

Самуил Грустенец. Иудаизм и политика

В Талмуде сказано, что, когда Б-г произносил Десять Заповедей, в заповеди о Субботе слова «помни» и «соблюдай» (день Суб-ботний) были произнесены одновременно, так, как человек произнести не может. Поэтому учитель наш Моше один раз ска-зал «помни», а другой — соблюдай». Похожая проблема возникает при разговоре о политике и иудаизме.

Что должно быть первым — «иудаизм» или «политика»?        

Можно сказать, что всякий человек, живущий в обществе, так или иначе сталкивается с чисто политическими реалиями, и его иудаизм как-то влияет на его к ним отношение. То есть главным в этой паре окажется иудаизм, а политика вообще принимае-тся в расчет лишь постольку, поскольку без нее нельзя обойтись. Можно же сказать наоборот, что занятие политикой в той или иной фор-ме — долг каждого, и попытаться выяснить, в каких случаях и в каком направлении влияет на политическую дея-тельность иудаизм того  или иного члена общества.

Не задаваясь пока вопросом, какое рассмотрение «верно», отметим, что оба они, безусловно, содержательны, оба имеют право на существование и оба плодотворны, в том смысле, что позволяют заметить и объяснить некоторые социологические явле-ния. Поэтому стоит попробовать рассмотреть их отдельно.

1. Еврейская политика

Итак, перед нами еврей (я буду пользоваться этим словом всякий раз в его исходном определе-нии, обозначая им человека, к которому относятся требования еврейской веры и который их вы-полняет). Каким должно быть, на его взгляд, его участие в политике, или шире — в общественной жизни?

Многие привыкли принимать существующее общественное устройство как данное, не особенно задумываясь о его «правиль-ности» с точки зрения каких-то «высших  ценностей» (не говоря уже о том, что для многих религий власть легитимна и прави-льна сама по себе, потому лишь, что она — власть). Поэтому, как правило, политические вопросы — это вопросы частные, лежа-щие так или иначе в рамках самого общества.

Еврей, напротив, располагает достаточно развитыми представлениями о правильном типе политического (равно как и социа-льного, и экономического и т.д.) устройства общества. Тот, кто хоть как-то интересовался иудаизмом, наверняка слышал о «царе-Машиахе». Так вот, это выражение ни в коем случае не является аллегорическим. Тот Машиах (по-русски говоря, «Мес-сия»), которого евреи так ждут, будет именно царем в чисто политическом смысле этого слова. И соответственно, «правиль-ным» устройством общества, которое должно установиться после прихода Машиаха, будет монархия. При этом «монархия по-еврейски» означает не только верховную власть царя. Еврейская монархия — не конституционная, а абсолютист-ская, причем в гораздо большей степени, чем реально известные нам из европейской истории абсолютные монархии.                                                                                                                                                                                                                                                            Иудаизм располагает определением того, кто именно может считаться царем (это оказывается необходимым при выполне-нии раз-личных заповедей, обсуждать которые здесь не время и не место). Так вот, царем по определению считается человек, имеющий право приказать убить любого из своих подданных. Не нанять киллера и не расстрелять по решению ОСО, прячась от людей, а именно законно, не скрываясь, при всех приказать убить. Разумеется, его произвол в чем-то ограничен, но эти ограничения накладываются ни в коем случае не обществом, а лишь Торой и заповедями. Общество над царем не властно.

Если же посмотреть немного глубже и попробовать выяснить, почему же именно монархическая система правления призна-ется иудаизмом правильной, обнаружится странная вещь. Евреям, действительно, заповедано поставить над собой царя (есть на это специальный стих в Торе). Однако его формулировка совершенно уникальна — ни одна заповедь больше так же не выражается. Сказано так: «И когда (…) скажешь ты: Поставлю над собой царя, как все народы — поставь над собой царя (…)». Человеку, не знакомому хорошо с еврейской культурой, эти слова кажутся вполне нейтральными: «общечеловеческие ценно-сти», «вхождение в семью цивилизованных народов» и чем нас там еще американцы потчуют. Однако для еврея, пожалуй, нет грубее оскорбления, чем сказать ему: «Ты как все народы» (то есть — «Ты как гой», что, собственно, и значит «народ»). Евреи, получается, ставят над собой царя, лишь принимая на себя это оскорбление.

Первый царь появился у евреев во времена пророка Шмуэля, и связанные с этим события описаны в книге Шмуэля. Пророк Шмуэль расценивает желание евреев получить царя совершенно однозначно: как предательство по отношению к себе, как пренебрежение всем тем, что сделал для евреев он сам. Б-г же говорит ему на это: «Не тебя, но Меня они поместили позади…» То есть Сам Вс-вышний оценивает желание евреев получить царя точно так же, как пророк, только видит в этом предатель-ство по отношению именно к Себе. После всего этого вряд ли у кого-то повернется язык называть монархию «идеальной» для евреев формой правления.

А тогда что же? В современном языке сформировалось понятие «теократия». Оно, как правило, несет отрицательную эмоци-ональную нагрузку, обозначает различные политические системы, вов-се не обязательно связанные с почитанием Б-га. Одна-ко само это слово мне очень нравится, и я буду им пользоваться. Всякие дискуссии о наилучшем устройстве мира и общества имеют смысл лишь в том случае, если мы явно или неявно предполагаем, что цель нашего существования нам неизвестна (или что ее и вовсе не существует), что нами никто не управляет, грубо говоря, что     Б-га нет. Тогда, действительно, имеет смысл спросить: кто, почему и каким образом должен мной управлять и почему это я буду ему подчиняться? Еврей (вспомним дан-ное в начале определение) такого предположения сделать не может — просто потому, что это явная неправда. Еврей знает, что живет в этом мире только для того, чтобы наилучшим образом исполнять заповеди и получить награду в будущем мире. И поэтому идеальное для него устройство общества — это такое устройство, которое помогает ему наилучшим образом это де-лать. Другими словами — это общество, управляе-мое непосредственно Вс-вышним. Для любой стандартной ситуации этому обществу хватает дан-ных заранее заповедей, определяющих, как каждому члену общества следует поступать. А для ситуа-ций нестандартных как раз и существуют пророки и пророчества. Именно по таким принципам было устроено «еврейское государство» от Исхода евреев из Египта и до первого царя — Шауля. И, как ни парадоксально это прозвучит, именно так уст-роено «еврейское государство в госуда-рстве» сейчас. Отношения евреев с окружающим их нееврейским государством опре-деляются только одной формулой: «Не мешайте нам!» Политическая жизнь страны проживания евреев совершенно не касает-ся, никаких своих интересов, связанных с ее политический жизнью, у них нет. Они стараются образовать свое собственное, по возможности закрытое, общество, жизнь в котором определяется только заповедями (так как с пророчеством вне Земли Израиля большая проблема).

Политическая жизнь страны проживания на евреев влияет лишь постольку, поскольку их заставляют подчиняться каким-то законам, и лишь настолько, насколько их могут именно заставить это сделать. То же самое относится и к экономической жизни. В Талмуде сказано: «Закон государ-ства является законом» (то есть обязателен для проживающих в нем евреев). Это, согласно объяснению наших мудрецов, означает следующее:                                                                                                                   — Евреи обязаны платить справедливые налоги, постоянно взимаемые в данной стране;                                                                                         — Евреи подчиняются принятым в данной стране законам о купле-продаже недвижимости.                                                                                   Ничем больше евреи государству не обязаны.

2. Политические евреи

Гораздо более широкий спектр возможностей представляет второй подход, при котором осуществляется примат политичес-кой жизни над жизнью религиозной. Евреи во многих странах участвуют в политике, как на верхних, так и на нижних уровнях, и их политическая деятельность так или иначе сталкивается с их религиозными убеждениями. Что же происходит в этом случае?

Оказывается, что весь этот спектр укладывается в одну нехитрую схему: когда сталкиваются две несовместимых системы убеждений, какой-то из них приходится жертвовать. Причем в наше время и в современном обществе с его «мозаичностью» и непоследовательностью мышления жерт-вуют то одной системой, то другой. И получается иногда, что один раввин не участ-вует в мероприятии, проводимом под эгидой РПЦ, а другой в Субботу отправляется на прием к высокопоста-вленному банди-ту. Более того, получается иногда, что эти два раввина — один и тот же человек, просто в одном случае он повел себя как поли-тик, а в другом — как еврей.

Разбор такого рода ситуаций — дело чрезвычайно увлекательное и позволяющее узнать массу любопытного о психологии современного человека вообще. Однако к теме «Иудаизм и политика» он не относится совершенно: речь идет, повторюсь, о теме «Иудаизм или политика»… Но подобный выбор каждый совершает самостоятельно.

На сегодняшний день мне известна лишь одна попытка добросовестного синтеза еврейской религиозности и политической деятельности. Произведена она в Израиле и носит название «религиозного сионизма». Изначально «религиозный сионизм» состоял в том, что для оправдания определенной политической линии использовались элементы еврейской религии. Такие «гибриды» в рамках, скажем, христианства свободно могут существовать годами и десятилетиями, именно потому, что рели-гиозная составляющая в них подавлена политической — и не «опасна». В нашем же случае религиозной составляющей ничто не мешало свободно развиваться, что привело в конеч-ном итоге к возникновению некоей новой религии — своеобразной разно-видности мессианского иудаизма, без Христа и Любавичского Реббе, но с поклонением Земле Израиля. Понятно, что это – «не совсем по правилам»… Но, все-таки, лучше, чем поклонение Золотому Тельцу.

admin @ 08:51

Извините, комментирование закрыто

Яндекс.Метрика